Accessibility links

"Народный арсенал" нервирует власть


Силовики предлагают создать систему резервистов, за каждым из которых будет закреплено оружие, зарегистрированное по всем правилам

Силовики предлагают создать систему резервистов, за каждым из которых будет закреплено оружие, зарегистрированное по всем правилам

Силовики Южной Осетии заявляют о своей готовности обратиться к президенту республики с законодательными инициативами, которые позволят вывести из нелегального оборота стрелковое оружие, хранящееся у местного населения.

После признания государственности Южной Осетии и размещения на территории республики российских военных баз стрелковое оружие, хранящееся на руках мужского населения, из гаранта безопасности превратилось в источник угрозы для местной власти. Последняя раздражает население чрезмерной коррумпированностью и авторитарностью.

Югоосетинские власти после войны 2008 года ввели уголовную ответственность за хранения оружия и предложили населению сдать стволы – не получилось, после 20 лет конфликта люди не чувствуют себя в безопасности без оружия в доме.

Теперь новая администрация продемонстрировала более гибкий подход к этой проблеме, учитывающий опасения сторон.

Вчера в ходе дискуссии за круглым столом в Гостелерадиокомпании "Ир" заместитель генерального прокурора Южной Осетии Сергей Битиев и министр внутренних дел Ахсар Лавоев выступили с целым рядом инициатив, которые сводятся к следующему: по примеру Швейцарии создать в Южной Осетии систему резервистов, за каждым из которых будет закреплено оружие, зарегистрированное по всем правилам. Правда, в отличие от Швейцарии, храниться оно будет не дома, а в определенном контролируемом государством месте – складе и т.п. Все остальные стволы предложено выкупать у населения, как это недавно практиковалось на Северном Кавказе. То есть оружие вроде бы будет у каждого, но лежит оно не дома, а где-то под контролем государства.


Руководитель общественного движения "Твой выбор, Осетия" Алан Джуссоев говорит, что население вряд ли откликнется на это предложение – ахиллесова пята этой инициативы в том, что она предполагает доверие населения к властям, которого, увы, нет:

"Каждый хранит оружие дома, потому что, во-первых, все еще сохраняется угроза со стороны Грузии, а во-вторых, нет веры, что в случае агрессии население будет защищено государством. Все помнят 2008 год, когда большинство людей, никем не организованное, раздробленное, осталось без оружия. Второй раз на одни и те же грабли наступать вряд ли кто-то захочет. Другое дело, если бы Южная Осетия стала частью Российской Федерации – тогда бы это оружие стало никому не нужным. С кем воевать? За тебя будет воевать российская армия. А сейчас будет она за тебя воевать? Стопроцентной гарантии нет, хотя есть военная база и тому подобное".

Эта активность властей по изъятию оружия у населения по времени совпала с интенсивными консультациями югоосетинских и российских партнеров по широкому кругу проблем. Военный обозреватель Андрей Солдатов не исключает, что и российская сторона может поторапливать южных соседей побыстрее решить проблему с неконтролируемыми запасами оружия, тем более что попытки нелегального ввоза автоматов из Южной Осетии на бурлящий Северный Кавказ уже не раз пресекались на границе:

"Это может быть связано с общим оживлением ФСБ на Северном Кавказе, связанным с Олимпиадой в Сочи. Спецслужбы по очень многим направлениям стали более активно себя вести буквально последние месяц-полтора. Я так понимаю, они вступили в такой период, когда у них осталось меньше года до Олимпиады, а ситуация не выглядит успокаивающей, и с этим надо что-то делать. В рамках общего плана мероприятий, который они для себя наметили, могли вспомнить и об этой проблеме".

"Эхо Кавказа": По вашим данным, можно говорить о притоке оружия из Южной Осетии на Северный Кавказ?

Андрей Солдатов: Я не слышал, чтобы осетинское оружие стало играть заметную роль на Кавказе. Но я могу этого просто не знать.

В 2011 году во время противостояния местной бюрократии, разворовавшей российскую помощь, и общества, до которого эта помощь не дошла, наблюдатели пророчили кровавую развязку конфликта, памятуя о "народном арсенале" и военном опыте местного населения. Не случилось. В первую очередь благодаря тому, что общество оказалось мудрее власти и не повелось на репрессии в отношении гражданских активистов. Но осадок остался, и отношение к оружию, как источнику угрозы, – тоже осталось.

По мнению местных экспертов, если в этом году правительство не продемонстрирует реальных шагов по оздоровлению социально-экономической сферы республики, политический кризис неминуем, а значит, и взволнованность власти по поводу "народного арсенала" вполне понятна.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG