Accessibility links

Миротворчество – «искусство» или «наука»?


Надежда Венедиктова

Надежда Венедиктова

Уже более двадцати лет, с тех пор, как в СССР началось открытое национально-освободительное движение, Южный Кавказ разделен на национальные субъекты, занятые исключительно собственными проблемами становления и выживания. На одни страны международное признание упало как результат развала советской империи, другие борются за него в невыгодных условиях, но общее неблагополучие в регионе не способствует развитию ни тех, ни других.

Кто только ни занимался здесь миротворчеством, построением доверия между конфликтующими сторонами – самые крупные геополитические игроки мира пытались сделать это на политическом уровне, привлекали к этому ведущие неправительственные организации, финансировали различные проекты, но ощутимого прогресса так и нет. Миротворчество не оправдало чрезмерных ожиданий, что привело ко все более циничному отношению к истинным мотивам подобной деятельности и к ее активным участникам.

Известная британская НПО «International Alert» решила, что настало время критически оценить результаты этих усилий, и собрала 28 февраля в Брюсселе более 80 миротворцев, экспертов, аналитиков и даже нескольких чиновников евросоюзовских структур, непосредственно занимающихся этими вопросами. Заодно встреча подвела итоги и трехлетнему проекту «Инициатива медиации и диалога на Южном Кавказе», финансируемому ЕС.

Надо отдать должное участникам встречи – несмотря на весьма скромные результаты двадцатилетней деятельности, они не потеряли оптимизма и мужественно обсуждали имеющиеся трудности. Могут ли посредники быть абсолютно нейтральными и беспристрастными? Как найти конструктивные пути взаимодействия между политиками и представителями гражданского общества, не ставя последние в зависимость от власти? Должны ли миротворцы брать на себя риски, и не является ли их работа скорее «искусством», чем «наукой»?

Обсуждаемых проблем было много, но самое трудное для абхазской делегации наступило в конце, когда сотрудница Офиса Спецпредставителя ЕС на Южном Кавказе спросила, а действительно ли Абхазия хочет взаимодействовать с ЕС? Ведь последние действия абхазского руководства свидетельствуют об обратном – например, профессору Брюссельского свободного университета Бруно Копитерсу не разрешили читать лекции в Абхазском госуниверситете, отклонили предложение посылать студентов в Брюссель и Прагу.

Пикантность ситуации заключается в том, что в течение нескольких последних лет неправительственный сектор Абхазии пытался убедить Евросоюз, что пора наполнить реальным содержанием лозунг Питера Семнеби «Вовлечение без признания». Мы вежливо говорили, ну, не хотите признавать нашу страну, бог с вами, но пусть наша молодежь будет учиться в Европе, общаться со своими европейскими сверстниками, узнавать мир в личных контактах. И как только скрипучая бюрократическая машина ЕС начала разворачиваться в нашу сторону, наше руководство сделало ей ручкой.

Кстати, аспирантка и преподаватель Брюссельского университета Джулия Ольтрамонти, пишущая диссертацию по экономике Абхазии, сказала мне в кулуарах, что в прошлом году в университете обучались на годовых спецкурсах три человека из Абхазии, и все об этом знали. И ничего страшного не произошло.
XS
SM
MD
LG