Accessibility links

Похороны президента Венесуэлы Уго Чавеса, скончавшегося в Каракасе 5 марта, состоятся в пятницу. В течение месяца в стране пройдут президентские выборы; пока обозреватели считают ситуацию в Венесуэле стабильной. Чавес, прослуживший на посту главы государства почти 14 лет, был ярким политиком левого популистского толка, автором теории так называемой боливарианской революции, придерживался открыто антиамериканских настроений и не скрывал симпатий к сохраняющимся в мире авторитарным и диктаторским режимам.

О личности Уго Чавеса и новой венесуэльской политической перспективе в интервью РС говорит президент испанской медиагруппы Libertad Digital Федерико Хименес Лосантос.

– Мы точно не знаем того, как, где и когда умер Уго Чавес. Похоже, что он умер чуть ли не в день, когда отмечалось 60-летие смерти Сталина. Это даже символично. Ведь известно, что Сталин – предтеча коммунистических деспотов, включая латиноамериканских, к которым относится и нынешний покойник, ставший головной болью не только для своей страны, но и для всей Латинской Америки. Мы знаем, что Фидель Кастро и особенно Чавес, прозванный, как диктатор-военный, "красной гориллой", превратили социалистическую и коммунистическую идеи в подлинную карикатуру. Правда, карикатуру опасную и деспотичную. К примеру, Чавес заявлял о своих связях с потусторонним миром, с давно умершими личностями, в частности, с Боливаром, для которого даже ставил стул на заседаниях совета министров или на торжественных приемах – на случай, если Боливар захочет воскреснуть. Еще одна отличительная черта режима Чавеса – коррупция. Он позволял военным, за личную преданность, красть сколько угодно из государственной казны. Жены военных высшего ранга проводили время в Майами, делая дорогостоящие покупки.

– Как вы относитесь к заявлениям премьер-министра Николаса Мадуро о том, что Чавес был заражен раком его недругами?

– Интересно, как им это удалось, учитывая, что Чавес всегда находился в окружении только своих телохранителей? Это удивительно! Подобные утверждения звучат впервые! Рак – это болезнь, которой может страдать любой человек. Рак иногда излечим, если его выявить на ранней стадии, но чаще приводит к смерти. В данном случае, пациент, похоже, считавший себя бессмертным, слишком поздно обратился к врачам, что и повлекло за собой смерть.

– Что означает смерть Чавеса для Венесуэлы?

– Для Венесуэлы 14 лет пребывания Чавеса у власти стали трагедией. Теперь у страны появилась надежда вернуться к демократии. Напомню, что Чавес начал политическую карьеру с военного мятежа против правительства социал-демократов Карлоса Андреса Переса. Тогда в Венесуэле погибли примерно 600 человек. Но путчиста амнистировали и дали ему возможность выставить свою кандидатуру на выборах. С помощью популистской демагогии Чавесу удалось победить, а затем установить в стране коммунистический режим. Военный переворот он пытался осуществить по традиционным лекалам прежних, ультраправых латиноамериканских "горилл". А насадил социализм – в качестве "гориллы" ультралевой.
Либертад Дихиталь - один из самых авторитетных медиаисточников Испании

Либертад Дихиталь - один из самых авторитетных медиаисточников Испании

В этом своем начинании Чавес опирался на Кубу. Известно, что Чавес делал все, чтобы как можно дольше находиться у власти, но болезнь положила конец его чаяниям. Он оставил Венесуэлу в удручающем состоянии. Страна разорена, несмотря на огромные доходы от экспорта нефти. Кстати, нефть, как ни парадоксально, стала одной из причин национальной катастрофы. Режим долгое время имел возможность держаться исключительно на нефтяных деньгах, подавляя частный сектор экономики. В результате постепенно исчезал и средний класс, который мог бы служить основой стабильного и демократического развития. После 14 лет правления Чавеса от частного сектора мало что осталось.

– Есть ли надежды на победу оппозиции на выборах, которые обещано провести в течение 30 дней?

– Демократическая оппозиция режиму держалась все эти годы героически. Однако, на мой взгляд, в рядах оппозиции нет какой-либо харизматичной, выдающейся личности. Мы не знаем, сможет ли ее лидер Энрике Каприлес бросить вызов режиму. В любом случае, это будет нелегко. Ситуация очень сложна. К примеру, Каракас превратился в город с высочайшим уровнем преступности в мире. 37 тысяч убийств в год! Даже в самые жестокие годы гражданской войны в Колумбии не было такого числа смертей. Покончить с подобной ситуацией будет нелегко. Еще одна задача оппозиции, если она победит на выборах, – освободиться от тысяч кубинцев, которые контролируют страну – ее финансы, армию, здравоохранение, образование и так далее.
Уго Чавес всегда советовался с Фиделем Кастро

Уго Чавес всегда советовался с Фиделем Кастро

Но главный вопрос в том, смогут ли через месяц в Венесуэле пройти действительно свободные выборы? Будет ли гарантирована свобода прессы, будет ли производиться независимый контроль результатов голосования? Одним словом, сможет ли Венесуэла сбросить с себя проклятие, которым стало для нее правление диктатора Уго Чавеса? – задается вопросом испанский журналист и политический комментатор Федерико Хименес Лосантос.

Размышляя о политическом и идейном наследии Уго Чавеса, международный обозреватель РС, латиноамериканист Александр Гостев обращает внимание на противоречивость личности и деятельности покойного венесуэльского президента:

– В последние годы о Венесуэле знал весь мир, люди следили за тем, что там происходит, причем не только политологи, эксперты или главы других государств. Чавес стал одним из самых ярких мировых лидеров последних 10 лет. Это был не просто политик, это был яркий шоумен. Но Чавес в собственной стране успел построить так же много, сколько он успел разрушить. Люди из венесуэльских трущоб стали жить намного лучше, они стали лучше питаться, многие из них получили нормальное, благоустроенное, по современным меркам, жилье, очень хорошее медицинское обслуживание, у некоторых появилась работа. С другой стороны, все его обещания, по большому счету, не сбылись. Он клялся полностью покончить с безработицей – а сегодня безработица в Венесуэле находится на одном из самых высоких уровней во всей Латинской Америке.
Трущобы Каракаса буквально оплетены проводами – все воруют электричество

Трущобы Каракаса буквально оплетены проводами – все воруют электричество

Обыкновенная, бытовая уличная преступность при Уго Чавесе стала главной проблемой Венесуэлы. И все избиратели, которые отдавали, например, голоса на последних президентских выборах его главному оппоненту, кандидату от объединенной оппозиции Энрике Каприлесу, голосовали за Каприлеса, в первую очередь, потому, что он предложил эффективный план борьбы с организованной и неорганизованной преступностью.
Венесуэла – богатейшая в природно-географическом смысле страна, там есть не только нефть, там есть и бескрайние леса, и колоссальные сельскохозяйственные возможности, и огромный гидроэнергетический потенциал. При Уго Чавесе энергетическая проблема стала вторым кошмаром, второй катастрофой для страны – из-за неэффективного управления и бегства за границу образованных специалистов. А Чавес постоянно жаловался то на засуху, то на происки иностранных агентов, то на плохую работу устаревшего оборудования. Из Венесуэлы все последние 10 лет уходили иностранные деньги. Все, чего добился Чавес, это российских инвестиций, немного иранских вложений. Что называется, с миру по нитке. Что сейчас будет, кстати, со всеми российскими планами и капиталовложениями в Венесуэле, совершенно непонятно. Все оружие, которое продала Москва Каракасу, – было продано фактически в долг. Есть огромные совместные, российско-венесуэльские, нефтедобывающие разработки в бассейне Ориноко, главное месторождение называется "Хунин-6". По этому поводу глава "Роснефти" Игорь Сечин несколько раз посещал Венесуэлу, о чем-то там договаривался. Что сейчас будет с этими контрактами? Как и с попытками совместно разрабатывать и искать новые месторождения углеводородов на венесуэльском морском шельфе, в Карибском море?

– Уго Чавес принес вместе с собой в мир и своеобразную идеологическую конструкцию. Можно говорить о ее ущербности, неустойчивости, тем не менее, идеология революции 21-го века, или Всемирной боливарианской революции, о которой говорил популист Чавес, нашла себе довольно много сторонников в разных странах мира. Что-то под этой идеологической концепцией есть, что может пережить Чавеса? Или с его кончиной уйдет в прошлое и идея революции 21-го века?

– Не думаю, что уйдет. В Венесуэле, по крайней мере, в нее верят миллионы. Так же как и не уверен, что, если бы мы сейчас с вами спросили покойного, как можно коротко сформулировать идею боливарианской революции, то он бы внятно ответил. Это малограмотный набор действительно популистских лозунгов, которые Чавес нахватал совершенно из разных источников и из разных философских и социально-политических моделей. Этот человек одновременно называл себя и троцкистом, и социалистом, и сторонником индейского национализма. Он даже утверждал, что умеет беседовать с духами, с потусторонними силами! Но сила любой идеи часто заключена не в самой конфете, а в фантике, в оболочке. Так же как и мощность идеи – заключена в самом звуке. "Боливарианская революция" – это звучит красиво, особенно если мы учитываем национальный дух, национальный характер и историю региона.
Идея боливарианской революции привлекательна для улицы...

Идея боливарианской революции привлекательна для улицы...

Если смотреть практически, в первую очередь это все было замешано на сохраняющемся в Латинской Америке антиамериканизме, на глухом вековом протесте, на традиционной нелюбви – к богатым, к бывшим колонизаторам, к белым европейцам и их потомкам, в конце концов. Когда человек, обладающий ярким характером, призывает, с одной стороны, кого-то бить и спасать, а с другой стороны, обещает, что есть какой-то очень простой и радикальный и, самое главное, быстрый способ решения большинства жизненных, социально-бытовых проблем, "ждать не нужно", – такая идея не может не быть привлекательной для улицы.

– Насколько, по вашим оценкам, устойчивой может оказаться политическая система, созданная в Венесуэле в период правления Уго Чавеса? Означает ли его кончина, что Энрике Каприлес фактически получает победу, которая упадет ему с неба. Или силы, которые пока объявляют себя верными Чавесу, во главе с вице-президентом страны Николасом Мадуро, имеют большие шансы сохранить режим без значительных изменений?

– Политическая система Венесуэлы сейчас гораздо более устойчива, чем считают многие оппоненты и враги покойного команданте. Лидер объединенной венесуэльской оппозиции Каприлес в это действительно непростое время, когда страна расколота, – призвал весь венесуэльский народ к миролюбию, к единению и пониманию того, что никакими насильственными методами проблемы Венесуэлы сейчас не решить. И на это заявление, в свою очередь, уже откликнулся Николас Мадуро, который сказал: "Энрике Каприлес поступил так же достойно, как я от него и ждал". Ни одного призыва к свержению режима силой, к перевороту я пока не видел.

– Так кто победит на выборах – Каприлес и Мадуро?

– Я думаю, что, скорее всего, победит Николас Мадуро. Потому что последние президентские выборы в Венесуэле, что бы ни говорили не всегда объективные критики, были почти демократическими, и за Уго Чавеса и его идеи, какими бы диковатыми и непрактичными они ни казались нам с вами, реально проголосовала большая часть Венесуэлы. Через 30 дней этот красный боливарианский флаг наверняка опять будет поднят большей частью венесуэльского электората.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG