Accessibility links

"Все возможно в этом мире, нужно только захотеть"


Осетинские женщины потрясающе красивые, умные, изумительные хозяйки, но самое главное, что они образованные и очень современные

Осетинские женщины потрясающе красивые, умные, изумительные хозяйки, но самое главное, что они образованные и очень современные

ПРАГА---Гость рубрики – главный редактор цхинвальской газеты "Осетия – площадь свободы" Ирина Дамбегова. Она рассуждает о женщинах Осетии, о своем народе, семье, роли мужчины в обществе. Словом, обо всем, что волнует сегодня осетинскую женщину.

Олег Кусов: Ирина, расскажите о себе.

Ирина Дамбегова: Я журналист, работаю главным редактором газеты "Ирыстон – сарибари фазуат", что в переводе означает "Осетия – площадь свободы". Газета выходит на двух языках. Это газета партии, лидером которой является Алла Джиоева. Я уроженка Северной Осетии. С Южной Осетией моя судьба связана не только этническими корнями, но и личными, потому что совсем юной девушкой я вышла замуж за поэта Теймураза Хаджеты. Эта земля – родина моего сына, это очень дорогое моему сердцу место. Я считаю, что каждый человек должен знать много языков, но, прежде всего, свой родной, а для такого небольшого народа как мы, это очень важно.

Олег Кусов: Есть осетины, которые знают три наречия своего языка.

Ирина Дамбегова: Вот с вами говорит одна из них.

Олег Кусов: На каком вы бы хотели писать?

Ирина Дамбегова: Я пишу на иронском и дигорском тоже достаточно легко, и это я говорю не для того, чтобы похвалиться, а для того, чтобы тем, кто меня услышит, сказать, что все это возможно. Все возможно в этом мире, нужно только захотеть. Есть небольшие в этом смысле проблемы, но я верю и надеюсь, что постепенно, не сразу, конечно, но мы это преодолеем.


Олег Кусов: Вы родились во Владикавказе?

Ирина Дамбегова: Нет, я родилась в одном из сел Ирафского района, закончила там школу, года через два после окончания школы родители переехали во Владикавказ. Долгое время я жила в Москве, и, собственно говоря, сейчас я официально считаюсь жительницей Москвы, потому что мой дом там находится. Четыре года назад я решила, что все-таки в Москве как-нибудь обойдутся без меня, и приехала сюда исключительно с одной только целью – внести свой вклад в осетинскую журналистику, поэтому я работала в осетинской государственной газете, на телевидении в качестве редактора авторских программ, очень старалась, чтобы как можно больше программ выходило на родном языке. Но это не означало, что я не редактировала и те, и другие, т.е. работала на двух языках государственного вещания. К городу буквально прикипела и уезжать не хочется. В Москве моя семья – мой сын, внук, хотя мама, братья живут во Владикавказе. Уже не хочу жить в огромном, шумном, сумбурном городе. Наверное, это возраст, а может быть, действительно потянуло к своим корням.

Олег Кусов: Ирина, город, в котором вы живете, сейчас, конечно, не шумный и не большой, но он еще не совсем благоустроенный для женщины, семьи. Почему же вас тянет в этот город, который никак не могут благоустроить?

Ирина Дамбегова: А мне кажется, он обладает какой-то особой притягательной силой. Цхинвальцы в шутку иногда говорят, что здесь есть тайна, мистика, шамбала, не знаю – как угодно, но замечено, что очень многих людей, хотя бы раз побывавших здесь, поживших какое-то время, потом безудержно тянет сюда. Это первое. Второе – в какой-то момент приспосабливаешься ко всем этим бытовым неудобствам, а потом, когда жизнь проходит в каких-то стерильных условиях, может быть, это не всегда интересно. У каждого человека собственный выбор – кому-то очень важно себя, любимого, понежить. Мне тоже хочется, конечно, не ради себя, а, скорее, ради тех людей, которые здесь мучаются столько лет, чтобы город стал хотя бы похожим на тот, которым я его знала в далекие времена, когда вышла замуж и оказалась здесь. Хотя бы таким. Я уже не говорю о том, что хотелось бы его увидеть модернизированным, современным городом, и чтобы его уже отстраивали со взглядом в будущее, на 30-40 лет вперед, чтобы через 40 лет он был удобным, современным и т.д. Этого бы хотелось, но терпим, что делать?

Олег Кусов: Говорят, что у каждого народа есть свой характер. Исходя из того, что слово "Осетия" – женского рода, можете сказать, что у Осетии больше женский характер, нежели мужской?

Ирина Дамбегова: Я так не скажу. Я бы даже сказала, что женщины-осетинки удивительные создания. Они могут быть очень нежными, домашними и с огромным уважением к мужчинам, поскольку это в традициях нашего народа, но в то же время женщины-осетинки как раз таки способны быть достаточно жесткими, особенно когда речь идет о принципиальных вещах, когда нужно защитить очаг, домочадцев, я думаю, они это делают не хуже мужчин. Но мужчины все равно наша опора, они главнее всегда. Так было, и я очень надеюсь, что так будет и впредь. Это мое мнение как человека, который задумывается над вопросами о снижении рождаемости, о том, что происходит в т.н. золотом миллиарде. Мне кажется, именно потеря уважения к мужчине, когда женщина начинает биться с ним за первенство, лидерство, когда пропадает вечное устройство мира, ведет ко многим очень нехорошим тенденциям и явлениям, в том числе и к тому, что демографические проблемы начинают возникать и многие другие. Вы только подумайте, что значит, когда мужчина инфантилен и на вторых ролях?

Олег Кусов: Все это характерно для Осетии? Есть какие-то признаки того, о чем вы сейчас сказали?

Ирина Дамбегова: Я считаю, что мы являемся частью той цивилизации, которая сейчас считает себя "золотым миллиардом" больше, чем, например, наши соседи по Северному Кавказу. Да, какая-то тенденция есть, но я не думаю, что она будет главенствовать.

Олег Кусов: Осетия воспринимает и плюсы, и минусы европейской цивилизации быстрее, чем соседи.

Ирина Дамбегова: Конечно, очень много тому причин. Я думаю, в коротком интервью обо всем не расскажешь, но я уверена в этом.

Олег Кусов: Чем отличается осетинская женщина от других кавказских?

Ирина Дамбегова: Во-первых, очень давно, еще в XIX веке и в начале ХХ столетия возникла прослойка женщин образованных, это женщины, которые хотят овладеть какой-то профессией, которые строят карьеру. Я бы сказала, что они все-таки ближе к западному образу мысли. Я не помню, чтобы в какой-то семье, в моем кругу общения, среди родни или еще где-то девушке запрещали учиться из каких-то соображений – поскорее замуж выдать или еще чего-то – этого никогда не было.

Олег Кусов: Мне кажется, ваши слова подтверждает тот факт, что ни в Ингушетии, ни в Чечне, ни в Дагестане нет своей Аллы Джиоевой.

Ирина Дамбегова: Да, Алла Джиоева есть только у нас, и это тоже, наверное, неслучайно. Я, так же как и вы, в случайности не верю. Очень жаль, что мы ее не отстояли, и я уверена, что если бы Алла Джиоева все-таки стала президентом, наверное, процесс признания республики Южная Осетия пошел бы гораздо быстрее. Я уже не говорю о других факторах. Избрание на Кавказе президента-женщины было бы репутационным приобретением, которое нельзя переоценить. С этим, наверное, согласиться можно.

Олег Кусов: Ирина, почему вы, рассуждая об осетинской женщине, поскромничали и не напомнили, что даже Пушкин отмечал их необыкновенную привлекательность?

Ирина Дамбегова: Могу сказать так: мне в Москве, когда я туда приехала, это было в 1985 году, я была молодая и, наверное, неплохо выглядела, мне очень часто делали подобного рода комплименты. Много красивых женщин у нас, я всегда говорила: я – самая некрасивая из тех, которые там живут. Это на самом деле так, действительно, потрясающе красивые женщины, умные, очаровательные, совершенно изумительные хозяйки, но самое главное, что они образованные, очень современные, мобильные.

Олег Кусов: Вы сами пишете стихи?

Ирина Дамбегова: Нет. Я вышла замуж за поэта, который стал классиком осетинской литературы и его называют великим поэтом ХХ столетия. Знаете, когда соприкасаешься с настоящим, не отваживаешься после этого на рифмоплетство, на вирши. Я считаю, что стихи нужно писать, наверное, только очень хорошие. Не хочется писать плохие стихи, хорошие стихи писать я не умею.

Олег Кусов: Ваши пожелания женщинам Грузии.

Ирина Дамбегова: Я могу им пожелать, чтобы у них в семьях все было хорошо, потому что самое главное для любой женщины – это чтобы дети были счастливы, здоровы, домочадцы были рядом. Какой бы национальности она ни была, это главное счастье женщины, и этого счастья я желаю всем этим женщинам, которые искренне думают о будущем своей страны, которые просто работают, трудятся, и им не хочется никакой политики, никаких войн. Я от всей души желаю, чтобы у них изменилась ситуация, чтобы они возвысились до того, чтобы поняли: к старому возврата больше нет. Мы обречены жить соседями, значит, мы должны жить дружными соседями, поэтому этот процесс, дорогу именно к такой дружбе, соседскому взаимодействию надо начинать. Я бы попросила женщин Грузии: начните, пожалуйста, этот процесс побыстрее, потому что, чем дольше будет продолжаться противостояние, тем хуже нашим народам. Тем более что в Грузии до сих пор проживает очень много осетин.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG