Accessibility links

Вот каким он был – Сандро из Чегема


Фазиль Искандер, которому 6 марта исполнилось 84 года, не впервые выдвигается на Нобелевскую премию

Фазиль Искандер, которому 6 марта исполнилось 84 года, не впервые выдвигается на Нобелевскую премию

На днях российская "Новая газета" опубликовала письмо президента Русского ПЕН-клуба Андрея Битова в Нобелевский комитет, в котором на Нобелевскую премию в области литературы выдвигается выдающийся русский писатель абхазского происхождения Фазиль Искандер. "Однажды (в 1998 году), – пишет Битов, – я уже осмеливался отправить вам письмо, предлагающее номинировать на Нобелевскую премию по литературе Беллу Ахмадулину. Это очень нужно было сделать тогда, но теперь уже слишком поздно… Сейчас хочу сделать то же самое и, пока не поздно, номинировать на премию Фазиля Искандера – величайшего из ныне живущих наших писателей. Верю, что Исполнительный комитет согласится со мной. Я считаю его роман "Сандро из Чегема" лучшим романом в русской литературе XX века… Будет огромным упущением, если этот писатель не получит того признания, которое он заслуживает".

Фазиль Абдулович, которому 6 марта исполнилось 84 года, не впервые выдвигается на эту престижнейшую премию. В прошлом году это сделал Союз писателей Москвы. Да что там говорить, если еще четверть века назад на одной встрече читателей с Искандером в Сухуме я задавал ему вопрос о разговорах, ходящих о его выдвижении на Нобелевку… Но Нобелевка – это вообще такая запутанная "история"! Когда-то и Льва Толстого ею обошли. Ходит, впрочем, байка, что Лев Николаевич удивился: а кто такой этот Нобель, чтобы награждать меня его премией?


Между тем на днях же я впервые увидел, как выглядел прототип главного героя – дяди Сандро – главного, пожалуй, творения Искандера романа-эпопеи "Сандро из Чегема". Это давнишний автор газеты "Эхо Абхазии" педагог абхазского языка сухумской очно-заочной школы Ладико Адлейба принес в редакцию несколько "древних", дореволюционных еще фотографий. Вместе со своим текстом, который опубликован в вышедшем сегодня номере "ЭА". Вот что он там пишет:

"Фазиль всегда со мной! Об этом знают не только члены моей семьи. И что это мне дает? Дает, дает, я думаю. Так могут сказать миллионы читателей планеты. Мне повезло вдвойне. Мои сухумские соседи: Шалико, Гули, Ремзик, Нуца – прототипы героев его произведений и ближайшая родня по матери… Но самое главное – сам Сандро – родной дядя Фазиля, старший из шести братьев его матери. Помните: "Второй раз дядя Сандро покинул деревню уже после войны. На этот раз, скорее всего из осторожности, свой половинчатый побег он закончил в пригороде. Он остановился в таком месте, где колхозы уже кончались, а город еще не начался"… И вот с 1968 года мой дом находится рядом с домом, где жил Сико Хабадживич Мишелия. Он же – Сандро из Чегема. Сам Фазиль не раз бывал в доме своего дяди. Впервые он привез из Чегема в дом дяди Сандро тот знаменитый жбан с медом…

В 2002 году, в дни "Фестиваля Фазиля Искандера в Абхазии" (под таким названием проходили его встречи в Абхазии впервые после грузино-абхазской войны) Фазиль Абдулович побывал в доме Шалико – другого своего родственника. Этот день совпал с женитьбой сына Шалико. Мы все на свадьбе, что в "Пирамиде", у входа в Сухумский обезьяний питомник. Пребывание здесь Фазиля придало торжеству особую окраску. Я наблюдал за оставшимися в живых прототипами романа, доигрывающими свои роли".

И вот я держу в руках эти толстые, картонные "фотокарточки" начала прошлого века, которых нет ни в одном музее. Ладико Константинович взял их из семейного архива своих соседей, рядом с которыми вот уже почти полвека живет в районе сухумского ИЭПиТа, по старинке называемый у нас районом ВИЭМа. Очень качественные, между прочим, снимки. Вот сам Сико-Сандро (имена большинства других родственников Фазиля перекочевали в его произведения без изменений) – молодой, статный, с усами и длинным кинжалом на поясе, а в правой руке еще и ружье, приклад которого опирается на венский стул. А рядом с ним – красотка в белом платье, его жена Катя. К сожалению, у них не было детей, воспитали приемную дочь, дочка которой Мери и сейчас живет в этом доме. Вот другой снимок – Сико со своим братом Азизом, оба в черкесках и с кинжалами, стоят подбоченившись, просто орлы. А вот мать Фазиля Кама Мишелия сидит с родней в старинном головном уборе… Ни одного из этих снимков я, естественно, не видел ни в одной публикации о Фазиле Искандере.

Твердо решил: до 85-летнего юбилея "живого классика" обязательно побываю в домах, где жили прототипы героев его знаменитых произведений и продолжают жить их потомки. Дай Бог, может и Нобелевскую премию ему нынче дадут.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG