Accessibility links

Узнаем позже и постепенно


Очевидно, общественность будет узнавать об итогах визита постепенно, дозированными порциями, в ходе предстоящих заявлений, пресс-конференций

Очевидно, общественность будет узнавать об итогах визита постепенно, дозированными порциями, в ходе предстоящих заявлений, пресс-конференций

Вчера мой коллега Инал Хашиг делился своими предположениями о том, что будут обсуждать президенты России и Абхазии в ходе московской встречи. И хотя к моменту, когда запись этой беседы вышла в эфир "Эхо Кавказа", информагентства наконец-то распространили первые сообщения о состоявшейся встрече, они вряд ли помогли бы Иналу сказать большее. Ибо в этих скупых сообщениях, как водится, были приведены лишь дипломатические фразы общего характера, которыми Путин и Анкваб обменялись в начале беседы (часто упоминалось пятилетие признания Россией независимости Абхазии, которое будет отмечаться в нынешнем году), а продолжалась она уже без присутствия журналистов.

Впрочем, и сегодня мы не узнали о содержании вчерашних бесед Анкваба с Путиным, а также перед этим – с патриархом Московским и Всея Руси Кириллом и секретарем Совбеза России Николаем Патрушевым, ничего более конкретного. Очевидно, общественность будет узнавать об этом (разумеется, не обо всем) постепенно, дозированными порциями, в ходе предстоящих заявлений, пресс-конференций и т. п. А пока можно лишь остановиться на общественной реакции на визит в Москву абхазской делегации (в ее состав, помимо, президента, вошли еще премьер-министр Леонид Лакербая, вице-премьер Владимир Делба и зам. руководителя президентской Администрации Кристина Озган). Прежде всего, отмечу принципиальное отличие этой встречи президента Абхазии от его же прошлогодних с президентами России Медведевым и Путиным: те встречи не анонсировались, об этой же было объявлено более чем за неделю до нее, и она предварительно активнейшим образом обсуждалась в абхазском обществе, и в частности, на интернет-форумах. То есть получилось так, что интерес к ней был весьма подогрет.


Первое, что приходило в голову комментаторам, умы которых, конечно, прежде всего, были заняты внутриполитическим кризисом в Абхазии, – не отправился ли президент Абхазии за советом и помощью в преодолении этого кризиса к "большому северному брату"? И хотя другие вразумляли их: международные отношения развиваются по своим планам и программам, и не надо в любом совпадении разноплановых событий видеть причинно-следственную связь, некоторые форумчане азартно занялись составлением предполагаемых диалогов двух президентов на данную тему. Сам я следующий диалог не читал, его мне пересказал приятель, но суть такова. "Ну, как там у вас дела в республике?" – спрашивает Путин. "Да так же, как и у вас, – отвечает Анкваб. – Только у вас на Болотной площади собираются, а у нас на Театральной". Кстати, на эту площадку на сухумской набережной, прозванную в народе Театральной площадью, и впрямь переместился в последнее время центр "общественных волнений" в Абхазии, раньше недовольные собирались или на нынешней площади Свободы, или у Абхазфилармонии, или перед входом в парламент… Не уверен, конечно, что когда-нибудь общественность достоверно узнает, каково было содержание разговора на эту тему в Москве, но вряд ли бы Путин и Патрушев не поинтересовались, насколько велика "возможность дестабилизации обстановки" в маленькой дружественной стране.

Когда появились сообщения, что на тот же вторник 12 марта намечен рабочий визит в Москву и вновь избранного президента Армении Сержа Саргсяна, интернет-комментаторы тут же смекнули: ага, значит, пойдет речь о восстановлении железнодорожного сообщения через Абхазию, возможно, даже планируется "встреча трех президентов". Телесюжет о встрече глав России и Армении прошел вчера на пару-тройку часов раньше, чем о встрече Путина и Анкваба. Телесюжета о "тройной" встрече не было, но это, разумеется, совсем не исключает того, что данная тема активно обсуждалась в ходе двусторонних встреч. Напомню, что когда на январской пресс-конференции для абхазских журналистов Александру Золотинсковичу был задан вопрос о перспективах сквозного движения по АЖД, он не ответил категорическим "нет", а оставил, как говорится, пространство для маневра. Наблюдатели тогда сошлись на том, что если "большой северный брат" скажет "надо!", абхазское руководство ответит: "есть!" Ибо утверждать, что открытие сегодня такого движения противоречит национальным интересам Абхазии, никто, думаю, не может. Другое дело, что всевозможных рисков и необходимых оговорок для Сухума существует множество. Но их никак не меньше и для Тбилиси…

Кстати, Путин пытался осуществить этот проект еще десять лет назад на встрече в Сочи с президентом Грузии Шеварднадзе и премьер-министром Абхазии Гагулия. И, прямо скажем, правовых препятствий к осуществлению его сейчас стало не меньше, а гораздо больше. Хотя теоретически, конечно, договориться можно. В субботу я разговорился при встрече с начальником Абхазской железной дороги Гурамом Губазом, и тот сказал так: "Конечно, мы и без этого сквозного движения вполне проживем, но если политики договорятся и наше руководство примет такое решение, за два года подготовить железную дорогу к этому можно".

Ну и, конечно, можно не сомневаться, что основное внимание на встрече в резиденции Ново-Огарево было посвящено выполнению Комплексного плана развития Абхазии и финансовой помощи республике со стороны России.
О результатах этой встречи мы, повторюсь, будем узнавать постепенно, о многих из них – косвенным образом.

И напоследок – короткий сравнительный анализ взаимоотношений трех президентов Абхазии с российским руководством. У первого президента Владислава Ардзинба в силу тогдашних международных отношений никаких официальных встреч с президентом РФ быть просто не могло. (Известное совещание в сентябре 1992 года в Москве с участием обоих – тут не в счет). И когда в начале 1998 года я опубликовал на первой странице газеты "Эхо Абхазии" случайно попавший мне в руки "парадный" снимок стоящих и с улыбками позирующих перед фотокамерой Ельцина и Ардзинба, разразился небольшой скандал… После смерти Владислава Григорьевича в 2010-м многие в Абхазии были обижены, что российское руководство не почтило его память согласно дипломатическому протоколу, но в Москве объясняли дело тем, что нынешние российские руководители не имели с ним личных контактов.

Сергей Багапш активно контактировал как с федеральным российским руководством – и до, и после признания им Абхазии, – так и с руководителями северокавказских республик, нередко совершал туда поездки. Сергей Васильевич, надо сказать, весьма болезненно воспринимал газетную критику и особенно, когда он фигурировал в качестве персонажа в политических карикатурах. Но вот как-то, высказывая мне свою обиду на очередную такую карикатуру в "Эхо Абхазии", он сказал: "А вот тот рисунок, где я был изображен летящим в самолете, мне понравился". Еще бы ему он не понравился! Это было в мае 2008-го. На этом рисунке блондинка-стюардесса подходит к читающему газеты президенту с бутылкой шампанского и со словами: "Сергей Васильевич, это шампанское – за счет авиакомпании в честь вашего двухсотого за три года полета по маршруту "Сочи-Москва" и обратно…". А он отвечает: "Ну вот, а то тут в газетах кое-кто упрекает нас, абхазов, что мы в сторону Брюсселя и Анкары смотрим. А туда я вообще ни разу не летал…". И это был как бы прямой ответ за Багапша, в частности, тем его политическим оппонентам в Абхазии, которые совершенно напрасно подозревали его в неверности Москве. В которую он на самом деле летал, как на работу.

Александр Анкваб – человек совершенно другого стиля работы и не большой любитель отправляться в зарубежные поездки. Ездит, по-видимому, только тогда, когда без этого нельзя.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG