Accessibility links

Прошлое. В начале двухтысячных, Александр Анкваб, подвизавшийся в роли непримиримого оппозиционера, решил помочь своим односельчанам решить крайне важную для них проблему. Единственная на все село школа уже фактически развалилась, состояние ее было настолько плачевным, что даже капитальный ремонт не сильно исправил бы положение. Ее нужно было отстраивать заново. Финансовое положение Александра Золотинсковича, промышлявшего бизнесом в Москве, вполне позволяло ему, как утверждают знающие люди, легко изыскать необходимые средства на строительство. Но Анкваб решил действовать иначе. Жители Хуапе были изрядно огорошены, когда он сообщил им, что закупит весь стройматериал, но здание школы они возведут сами, своими руками. И Анкваб вместе с ними.

Нет, дело было вовсе не в экономии, не подумайте. У моего именитого земляка был собственный взгляд на вещи - оригинальный и суровый. То, что достается человеку даром, он не ценит, полагал Анкваб. Но к результам собственного труда люди относятся бережно и трепетно. Несколько месяцев хуапцы всем миром, и Александр Золотинскович в их числе (говорю об этом без малейшей иронии) не разгибали спины. А когда стройка была завершена, все, кто в ней участвовал, сияли от гордости. «Мы построили нашим детям школу», - рассказывали они при каждом удобном случае. Сиял и Анкваб, ощущая себя частью этого могучего «мы». У него и в мыслях не было претендовать на некую особую роль. Кроме того, уже будучи политиком, он полагал, что сумел показать землякам (и не только им), что вместе - мiром, обществом - можно изменить жизнь к лучшему. Уверен, что продемонстрированная им в предвыборный период вера в необходимость объединения намерений и усилий граждан страны во имя будущего расположила к нему абсолютное большинство избирателей. И в результате помогла ему прийти к власти. Как же получилось так, что оказавшись на Олимпе, президент Александр Анкваб сдал свои прежние принципы в архив за полной ненадобностью?

Настоящее. Избирая президента, люди верили, что с новым главой государства и они станут реальной властью, что на их чаяния будет опираться Анкваб, принимая решения. Не тут-то было. Выяснилось, что он верит только в себя и никому не готов передать хотя бы часть ответственности за государственные дела - вплоть до самых бессмысленных мелочей. Кто выбирает колор для окраски фасадов? Анкваб. Кому принадлежала идея именно этой плиткой выложить сухумские тротуары? Правильно – Анквабу. В филармонии установили кресла для зрителей. И их, как выясняется, тоже заказал Анкваб. Некий бельгийский профессор приехал читать лекции в Абхазский университет. Анкваб чего-то там себе подумал-подумал и решил: не надо нам этого профессора.

И хотя ситуация анекдотическая, люди даже не пытаются возражать. С одной стороны, известно, что против лома нет приема, с другой – вроде и не так уж плохо: патернализм советского типа возвращает человека в безмятежное детство. Не надо ни о чем заботиться – все решат и сделают за тебя.

Всю прошедшую зиму «взлохмаченные» президентом коммунальщики приводили в порядок Новый район столицы. Лет тридцать назад он, возможно, действительно был «новым», но до начала работ его территория скорее напоминала свалку, нуждавшуюся в незамедлительной санобработке. Каждый день - с утра до позднего вечера – бригады комунальщиков, состоявшие из одних гастарбайтеров, разбирали скопившиеся за долгие годы завалы. О грандиозной уборке взахлеб, едва ли не в каждом выпуске, рассказывало государственное телевидение. Но в пафосных репортажах присутствовала и минорная нота – чиновники городской администрации упрекали жителей района в ужасающей инертности. Ни один из них, за все то время, пока государство вкалывало, как ломовая лошадь, не взял в руки веник, чтобы подмести ну хотя бы пятачок перед собственным подъездом. Ни один!

Поэтому я нисколько не был удивлен, узнав, что на митинг оппозиции, вышедшей протестовать против повышения тарифов за электроэнергию, явилось всего две тысячи человек. Мне и это число показалось неоправданно большим. И людям, поверьте, не все равно, что придется платить за электричество в два раза больше. Их это по-настоящему беспокоит, а то и возмущает. Просто они ни секунды не верят в то, что у них есть право и возможность хоть что-то изменить. Полагаю, что и чиновники задумывались над жестким ответом оппозиции. Ведь та покусилась на основу основ - потребовала отставки самого правительства. Но, видимо, только успев проснуться, подчиненные Анкваба вновь погрузились в сладкое забытие - вирус общественной инертности поразил и обитателей высоких кабинетов – они точно знают: Александр Золотинскович как-нибудь сам разберется.

Будущее. Верхи не могут, низы не хотят… В Голливуде любую ситуацию можно насильно подтащить к хеппи-енду. Но в реальной жизни апатия на грани отчаяния сменяется припадком бешенства - бессмысленного и беспощадного. И тогда уже сами люди выбирают цвет фасадов и времени. Какой? Догадайтесь сами.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG