Accessibility links

Чего боятся власти Азербайджана?


Ограничения свободы собраний как на открытом воздухе, так и в помещениях довольно жестко действуют уже десять лет

Ограничения свободы собраний как на открытом воздухе, так и в помещениях довольно жестко действуют уже десять лет

ПРАГА---Правозащитник Лейла Юнус, директор Института мира и демократии Бакинского аналитического центра, заявила, что с начала этого года резко усилилось ограничение поля деятельности институтов гражданского общества. Правозащитники сообщают, что власти не разрешают не только митинги и пикеты на открытом воздухе, но запрещены также собрания в помещениях. В провинциях НПО не разрешают арендовать помещения для проведения семинаров, дискуссий и даже останавливаться в отелях. Я побеседовал с азербайджанским политологом Зардуштом Ализаде.

Зардушт Ализаде: Я твердо заявляю, что это неправильно. Ограничения начались не в этом году. Ограничения свободы собраний как на открытом воздухе, так и в помещениях неизменно действуют уже десять лет. По сравнению с 2008 годом, когда были последние президентские выборы, с 2012-м годом, годом нынешних президентских выборов, в промежутке этих лет ни разу не были отменены ограничения. Эти ограничения действуют жестко.


Я более чем уверен, что если организаторы митингов обратятся и скажут, что они собираются в пригороде, им разрешат, но если они настаивают на том, чтобы провести митинг в центре города, то всегда был, есть и остается на это запрет. В помещениях, районах Баку – запрет. Если только в редких каких-то офисах неправительственных организаций, с очень ограниченным числом людей можно провести какое-то мероприятие. Недавно разогнали мероприятие ОБСЕ, выгнали всех на улицу. Наша власть боится свободы слова, свободы мысли, боится собрания граждан и из-за этого страха методически нарушает положение Конституции "О свободах и правах граждан".

Александр Касаткин: В Азербайджане идет активное обсуждение закона об ограничении доступа в интернет. Фазаил Агамалы – лидер проправительственной партии "Ана Ветен" и член Милли Меджлиса выступил за введение ограничений Facebook и иных социальных сетей в Азербайджане. "Эти сети создают угрозы государственности Азербайджана", – заявил он. Означает ли, что нынешняя власть чувствует реальную угрозу от уличного протестного движения, от молодого общества страны?

Зардушт Ализаде: Наша власть мечтает о том, чтобы заткнуть людям рот, и они сожалеют, что те блага современной цивилизации, которыми они пользуются в немереных количествах, одновременно несут с собой свободу слова, интернет, Facebook и подобные неприятные для них вещи, и они, как и власти в России, китайские, иранские власти мечтают о том, чтобы это ограничить, но, с другой стороны, это им недоступно. Что касается Фазаила Агамалы, – это абсолютно несерьезная личность, никто его всерьез не воспринимает, по приказу власти он любую абсурдную идею готов озвучить, в том числе и запрет на интернет. Уже через день после того, как была высказана идея введения ограничений Facebook, когда он увидел, какая мощная была реакция общественности, он сразу заявил, что не это имел в виду, он не об этом думал, не это предлагал.

Так что, я думаю, наша власть начнет ограничивать интернет только после того, как это начнет делать российская власть. А если они это не будут делать, то наша власть в одиночку не захочет стать мишенью для атак критики международного сообщества. Когда они видят, что есть какая-то угроза от России их власти, прерогативам, свободе действий, свободе грабить Азербайджан, тогда они дистанцируются. А так – это родственные души. Абсолютно одинаковые и характер власти, и методы, которые они применяют, – один к одному.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG