Accessibility links

Не хотел касаться этой кляузной темы, но, вижу, придется. Речь идет о "восстановлении справедливости" - одном из главных предвыборных камланий "Грузинской мечты". Но прежде приведу лишь один, совсем свежий факт, свидетельствующий о том, что прекраснодушная риторика – дескать, народ голосовал не за социальные блага, а за правду – некоторое преувеличение. По результатам опроса, проведенного Международным республиканским институтом, в списке ожиданий представителей широких слоев населения, а не только фанатов-бидзинистов, уголовное преследование бывших чиновников занимает почетное предпоследнее место. Но это так, чтобы не слишком обольщаться иллюзиями о прирожденной тяге народа-богоносца к истине.

Теперь по делу: фанаты "Мечты" недовольны тем, что, по их мнению, расследование идет ни шатко ни валко: "Как это так, почему ОНИ все еще не жарятся на медленном огне?!" В качестве неопровержимого доказательства того, что "кровавый режим Саакашвили" совершил бесчисленные преступления, фигурируют "очереди в прокуратуру" - 10-15 тыс. человек ждут от государства того самого восстановления... Однако в реальности все сложнее. 10 и даже 15 тысяч – это всего лишь цифра, удобная с точки зрения пропагандистского эффекта, но ровным счетом ничего не доказывающая по сути, примерно как средняя температура пациентов по этажу. А вот если вглядываться, картина получается непростая.

Для меня все "искатели справедливости" делятся на три категории. Первая - это те, кто действительно пострадал: дело Робакидзе, дело Гиргвлиани, тюремные скандалы, насильственное переоформление бизнеса – к примеру, тбилисских серных бань (работали себе эти бани, пока их владельцев не заставили из альтруистических соображений переоформить их на государство). Пострадавшими можно считать всех, кто сидел за экономические преступления типа неуплаты налогов, и уж тем более тех, кто, выйдя из тюрем, вдруг узнавал, что его бизнес уже принадлежит кому-то другому. Пострадавшие - те, кто лишился работы по политическим мотивам, сел в тюрьму, возможно, за конкретное уголовное преступление, но получил максимальный срок потому, что был политически активен, иначе бы получил в два раза меньше.

Вторая категория – это дела спорные. Там, где каждой из сторон есть что сказать. В первую очередь – это случаи отбора бизнеса, но не просто отбора, а покупки: самый классический случай – это приобретение сети АЗС "Сента" компанией "Галф". То, что владельца "Сенты" вынудили продать собственность, известно всем, однако мало кто знает, что ему за это заплатили 26 млн. долларов. Также спорными можно считать и дела, о которых говорят: "Слишком большой срок дали!" Это все относительно: один украл 500 долларов, а другой 100 000, но иногда 500 долларов для кого-то больше, чем 100 000 для другого. Грань тонкая и почти неразличимая.

Ну и третья – моя любимая. Это примазавшиеся. Это те, кто реально пострадал, но пострадал заслуженно, и теперь решил попытаться извлечь пользу из патологической "антимишизы" властей.

Приведу конкретный случай. В Тбилиси рядом с метро Руставели есть очень красивая, живописная - "под старину" - стена, которая по-настоящему украшает городской экстерьер. И вот в 2001 году какой-то моральный урод – другого эпитета придумать не могу – построил прямо на этой стене трехэтажный железный каркас, назвав его торговым центром. Не сочтите меня большевиком, но скажу честно, всякий раз, когда я проезжал мимо этого места, у меня в голове мелькала единственная мысль: неужели ЭТО навсегда? В 2006 году "националы" это безобразие снесли, а сегодня владелец объекта "восстанавливает справедливость".
В списке будущих великомучеников владельцы сотен, тысяч ржавых обезьянников, построенных непонятно как, и, более чем уверен, в обход даже действовавших в период Эдика законов. Благодаря им, Тбилиси превратился в некое подобие Кандагара. А еще сгнившие до основания палатки, а еще ржавые гаражи, а еще земельные участки, которые скупались за бесценок и на которых никто ничего не собирался строить...
А уж в уголовных делах такие перлы встречаются! Была одна семейка в Сванетии – Апрасидзе. Как и полагается настоящим хранителям национальной идентичности и истинным православным, занимались они грабежами, бандитизмом и рэкетом – даже члены правительства не могли подняться в Сванетию без согласия этой милой фамилии. И вот в 2004 году на них спустили десант с вертолетов, и когда укрывшиеся в башне открыли стрельбу, спецназ, вместо того чтобы, поджав хвост, броситься врассыпную, ответил огнем. В результате двое членов семьи погибли, остальных арестовали.
Я долго смеялся, когда пустоголовый журналист спросил недавно одного из членов семейки: "Почему вы оказали сопротивление властям?" Ответ можно считать просто венцом конституционной логики: "У нас в Сванетии так принято – кто к нам с мечом придет, того мечом встречают". Да... Надо бы в Уголовный кодекс новую статью вписать: "У них так принято".
Сегодня семья Апрасидзе – не последняя в очереди на место в пантеоне святых...
Так что, дорогие мои "мечтатели", цифры - вещь лукавая. И надо было вам с самого начала понять: "восстановление справедливости" не будет легкой прогулкой и игрой в одни ворота...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG