Accessibility links

Некому помочь старикам Южной Осетии


Работников, чьей обязанностью является помощь одиноким старикам, в Южной Осетии можно пересчитать по пальцам

Работников, чьей обязанностью является помощь одиноким старикам, в Южной Осетии можно пересчитать по пальцам

Сегодня начался двухдневный рабочий визит делегации Министерства труда и социального развития России в Южную Осетию. Рабочую группу возглавляет директор департамента демографической политики и социальной защиты населения Ольга Самарина. Делегация посчитала необходимым провести первую встречу с сотрудниками ведомств и служб, отвечающих за социальную сферу.

Рассказывая о целях визита и о задачах, которые предстоит решать десанту из России, Ольга Самарина отвела большую роль совместной работе с югоосетинскими коллегами над законами, от которых напрямую зависит функционирование "социалки":

"На наш взгляд, это позволит нам более оперативно и правильно разрабатывать те нормативно-правовые акты, над которыми вы сейчас активно работаете, а нам активнее включаться в их оценку. Но самое главное, чтобы законодательство в Российской Федерации и Южной Осетии настолько корреспондировалось, чтобы люди, вне зависимости от установленного гражданства, не ощущали разницу в подходах к решению их проблем".


О том, как разделить группы пенсионеров, получающих пенсию в Российской Федерации, и тех, которые получают только югоосетинскую пенсию (ее размер составляет чуть более трех тысяч рублей), говорилось много. Все эти люди живут в Южной Осетии, и одиноким старикам, независимо от того, в какую группу они попали, нужна помощь. Несмотря на более высокую в сравнении с югоосетинской пенсию, пенсионеры, которых обслуживает Россия, не могут воспользоваться пакетом социальных услуг в республике. Местные социальные работники ухаживают за теми стариками, которые зарегистрированы в Южной Осетии. Собственно, этих работников на встрече оказалось совсем немного. Да и в целом по республике их количество невелико, это стало отдельной темой разговора.

Заведующий отделом социальной защиты администрации Цхинвальского района говорит, что штаты недавно вновь были сокращены – работников, чьей обязанностью является помощь одиноким старикам, можно пересчитать по пальцам. Но главная проблема даже не в этом, говорит он:

"Социальной работой почти никто не занимается. Нет ни средств, ничего. Ну, пришли, например, к остронуждающимся. Увидели, узнали, спросили, а помочь мы ничем не можем. Чем помочь? И зачем их еще будоражить? Для решения этого нужна законодательная база, в которой четко были бы определены такие понятия, как "малоимущая семья", "остронуждающаяся". Исходить-то надо из прожиточного минимума. Максимальный размер пенсии у нас 3360 рублей, а прожиточный минимум около 6 тысяч".

Российских гостей интересовала и ситуация, при которой пенсионер умудряется получать пенсию одновременно и в Южной Осетии, и в России. В числе первоочередных задач совместной рабочей группы – выработка такой схемы, при которой такие случаи были бы исключены.

Судя по жалобам сотрудников местных социальных служб, основной проблемой все же является недофинансирование социальной сферы.

Но позитивным, хотя и, можно сказать, единичным примером решения одной из социальных проблем, стало открытие клиентской службы Алагирского района республики Северная Осетия-Алания в Южной Осетии. Местные жительницы с российским паспортом могут, обратившись туда, получить материнский капитал, не выезжая за пределы республики.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG