Accessibility links

"Никаких семафорных сигналов абхазская сторона никому не подавала"


В Сухуме состоялась традиционная пресс-конференция президента Александра Анкваба для абхазских журналистов

В Сухуме состоялась традиционная пресс-конференция президента Александра Анкваба для абхазских журналистов

Сегодня в Сухуме состоялась традиционная пресс-конференция президента Абхазии Александра Анкваба для абхазских журналистов. Многие вопросы на ней были абсолютно предсказуемы, в частности – о результатах недавнего рабочего визита абхазской делегации во главе с ним в Москву. Со времени той поездки прошло уже почти десять дней, но информация для общества о ее ходе и результатах оставалась весьма скупой. Впрочем, никто не сомневался, что и на этот раз, естественно, будет сказано лишь то, что президент посчитает нужным сказать.

Александр Анкваб назвал визит "плодотворным", его итоги – "очень хорошими". Уже через час после прилета в Москву 11 марта он встретился с секретарем Совбеза России Николаем Патрушевым и обсудил с ним вопросы, связанные с безопасностью, совместной охраной границ Абхазии, подготовкой абхазских военных кадров в России и т.д. В 10 утра 12 марта началась беседа президента РА с патриархом Кириллом, в которой речь шла о "духовности, культуре", очень мягко обсудили конфликт в Абхазской Церкви и пути выхода из него; это был весьма "дружеский разговор". С руководителем Администрации президента России Сергеем Ивановым встречались уже всем составом абхазской делегации, долго обсуждали вопросы социально-экономического развития Абхазии. В том же составе вечером встретились в Ново-Огарево с президентом России Владимиром Путиным и представителями российских ведомств, после чего достаточно долго была беседа один на один двух президентов. Состоялся "очень дружеский, очень глубокий разговор". На следующий день члены абхазского руководства отвечали на вопросы российских журналистов.


Я напомнил Александру Золотинсковичу его слова из данного им тогда интервью "Голосу России", что вопрос об открытии сквозного железнодорожного движения через Абхазию с ним в Москве "официально не обсуждался", а затем процитировал президента Армении Сержа Саргсяна. Тот недавно сообщил армянским журналистам, что обсуждал этот вопрос 12-го в Москве с Путиным, после чего, мол, был "отклик", что есть "положительная позиция" и с абхазской стороны.

Комментарий президента Абхазии был предельно кратким:

"Я тоже могу это процитировать. Я это тоже прочитал там, где прочитали вы. И все. Никаких семафорных сигналов абхазская сторона никому не подавала".

Разумеется, не могла быть обойдена на пресс-конференции и тема массовых выступлений политической оппозиции в Абхазии в феврале-марте. Ведь в день начала визита президента Абхазии в Москву в Сухуме прошел второй многолюдный митинг оппозиционных сил, на котором была принята резолюция с весьма жесткими требованиями к руководству республики. Редактор газеты "Чегемская правда" Инал Хашиг, напомнив об этом, спросил:

"Вы могли бы как-то прокомментировать эти пункты?"

"Нет. На это сейчас нет времени. Это долгий разговор. Нашу правовую оценку пунктов, которые изложены в той бумаге, которую я получил, мы опубликуем на следующей неделе. Потому что на пресс-конференции это сделать невозможно".

После этого, правда, Александр Золотинскович заявил, что готов встречаться и говорить с представителями оппозиции в любое время и сколько угодно. Но при этом сложилось впечатление, что идти на дальнейшие уступки (после изменения тарифов на электроэнергию) он не намерен.

Директор ГИА "Апсныпресс" Манана Гургулиа задала главе государства среди других такой вопрос: "Опять в последнее время очень активно некоторые эксперты и те же представители оппозиции критикуют внешнеполитическую деятельность нашей страны, особенно касательно грузино-абхазских отношений. Как вы оцениваете работу, проводимую Министерством иностранных дел сегодня?"

Думаю, вряд ли для кого-то из присутствующих был неясен подтекст этого вопроса. Ведь накануне многие в Сухуме бурно обсуждали критические замечания, в частности в адрес МИДа, прозвучавшие в среду в парламенте на презентации доклада политолога Лейлы Тания и категорически отвергнутые объектами критики. Президент в своем ответе также ушел от конкретных имен и разговора о предметах разногласий. Но для посвященных в суть дела его позиция прозвучала вполне четко:

"Вы знаете, небылиц очень много. И эти небылицы рождались на уровне личностных отношений. К сожалению нашему. Вот в таком серьезном вопросе, как внешнеполитическая деятельность… Думаю, надо исключать философский синдром, многословие, потому что внешнеполитическая деятельность – очень конкретная вещь".

Говоря на поднятую тему, он, с одной стороны, защитил тех абхазских авторов, из работ которых выдергивают цитаты, пытаясь представить их чуть ли не предателями, с другой – подтвердил свою непреклонную позицию относительно бельгийского профессора Бруно Коппитерса, цикл лекций которого в АГУ был им прерван: "Сначала давайте подпишем соглашение между университетами…" А обращаясь к европейцам, сказал:

"Пусть ваш бизнес идет сюда. Мы готовы предоставить территорию, здания, сооружения. Давайте открывать предприятия, сборочные предприятия. Давайте собирать ваши европейские машины в Абхазии, технику, электронику. Вот это будет серьезная помощь Абхазии. А если вы нам десять компьютеров привезете, подарите – так мы сами можем купить сто".

Когда я спросил о его отношении к звучавшим в нашем обществе упрекам, что никто из Абхазии не отправился на церемонию прощания с покойным президентом Венесуэлы – второй после России по размерам и значимости страны в мире, признавшей Абхазию и Южную Осетию, Александр Анкваб ответил:

"Что касается поездки в Венесуэлу, то тут не то что в Венесуэлу, в Москву соберешься – митинг под тебя готовят… Если бы полетели в Венесуэлу, тогда что еще было бы другое? Там есть наш посол, и эта форма вполне приемлема".


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG