Accessibility links

Турнир поэтов


Период грузино-абхазской войны вызвал в абхазском обществе всплеск "самодеятельного" поэтического творчества

Период грузино-абхазской войны вызвал в абхазском обществе всплеск "самодеятельного" поэтического творчества

Когда на прошлой неделе секретарь Союза писателей Абхазии Вахтанг Абхазоу позвонил мне и пригласил на поэтический вечер, который намечалось провести в Абхазской государственной филармонии в ознаменование Всемирного дня поэзии, я заинтересовался и начал расспрашивать его о подробностях. Вахтанг рассказал, что наряду с известными и начинающими абхазскими поэтами на вечере будут читать свои стихи и пишущие на русском, армянском, что приглашены и представители Ассоциации писателей Абхазии (организация, члены которой вышли из Союза писателей лет десять назад).

После этого разговора, попытавшись представить себе будущий поэтический праздник, я мысленно перенесся на четверть и более века назад, в благополучно-спокойные времена, когда подобные мероприятия проходили сплошь и рядом. Кстати, не скажу, что когда грянула грузино-абхазская война, "музы молчали": тот период вызвал в абхазском обществе и всплеск "самодеятельного" поэтического творчества, и повышение интереса к стихам, особенно когда они были положены на музыку и исполнялись как песни. Но потом начались долгие годы "выживания", когда поэзия и вообще художественная литература оказались предметом интереса лишь крайне узкого круга людей. Сейчас же, похоже, наступает эпоха возрождения. Вот, например, какой привлекший внимание общественности поэтический праздник организовала и провела в прошлом году в пушкинский день 7 июня Ассоциация писателей Абхазии…


А еще я вдохновился фантазией: коль в вечере поэзии примут участие представители обеих писательских организаций Абхазии, то могло бы получиться нечто вроде поэтического турнира между ними. Действительно, общественность наша уже давно смирилась с фактом "размежевания" абхазского писательского сообщества, хотя поначалу оно было воспринято, конечно, болезненно. А поскольку из всего надо пытаться извлечь что-то позитивное, такой негласный "турнир", когда представители Союза и Ассоциации выходили бы на сцену поочередно и как бы соревновались в "сборе аплодисментов", наверняка повысил бы градус внимания публики.

После пресс-конференции в минувшую пятницу президента Абхазии Александра Анкваба он по традиции пригласил журналистов в свой кабинет на чаепитие. И там выяснилось, что президент тоже, как и многие из нас, собирается сейчас на вечер поэзии в филармонию. Больше того, он сказал, что это мероприятие в ознаменование Всемирного дня поэзии, второй год подряд организуемое в Абхазии, в первый раз пройдет на столь большой площадке по его инициативе. После чего я поделился с ним и другими участниками чаепития своей идеей о "турнире". Она президента, показалось мне, заинтересовала...

Через полчаса мы уже были в филармонии. Я со своими спутниками сел в ряду третьем или четвертом и хорошо видел, что в первом ряду сидят и Александр Анкваб, и премьер-министр Леонид Лакербая, и министр культуры Бадра Гунба, а также депутаты парламента, члены правительства. Что касается зала в целом, то про такую его заполненность обычно говорят, что он или "наполовину полон", или "наполовину пуст" – в зависимости от настроя наблюдателя. На мой взгляд, зал был наполовину полон, потому что, бывало, в нем собиралось куда меньше публики, а тут все же стихи – предмет, который в наше время интересует далеко не всех… Нет, честно, порадовало меня присутствие в зале такого количества лиц, особенно юных.

Сейчас времена, когда поэты-шестидесятники собирали в Москве стадионы(!), воспринимаются как легендарные и "невозвратимые". Как, скажем, и времена почти вековой давности, когда толпы ломились на выступления Маяковского, Есенина, а Игоря Северянина увенчали званием "король поэтов". Нынче поэтические концерты оттеснены на второй и третий план концертами музыкальными, как театр – кинематографом, а у большей части народа отдельные поэтические строки на слуху исключительно благодаря тому, что они в какой-то момент стали песенными строчками. Ну, что делать, надо принимать это как данность. Но данность и то, что умирать поэзия вовсе не собирается...

Вел вечер председатель Союза писателей Анзор Мукба, который во вступительном слове выразил надежду на то, что этот праздник поэзии станет в Абхазии традиционным.

Подошедший затем к микрофону известный абхазский поэт Платон Бебиа, как говорится, тряхнул стариной, напомнив о себе публике со стажем как о самом, пожалуй, лучшем из наших поэтов декламаторе. Так из русских поэтов умел завораживать слушателей чтением своих стихов Евгений Евтушенко. Кстати, Платон Бебиа после собственных произведений прочел знаменитое некогда евтушенковское "Идут белые снеги". А как великолепна была на сцене в своем концертном платье Гунда Сакания – и во время чтения стихов, и когда вышла с букетом цветов, чтобы поздравить свою подругу поэтессу Гунду Квициния с днем рождения!

Свои стихи и произведения зарубежных авторов читали Георгий Гублиа, Терентий Чаниа, Вахтанг Абхазоу, Заира Тхайцук, Анатолий Лагулаа. Артавазд Сарецян, который перевел на армянский язык многие произведения абхазских поэтов, предварил чтение одного из этих переводов словами: "А вот так звучит на языке Аветика Исаакяна стихотворение Дмитрия Гулиа "Олень".

Маргарита Александровна Бардодым прочла стихи своего сына – московского поэта Александра Бардодыма, окончившего Литинститут в группе литературного перевода с абхазского и отдавшего жизнь за свободу Абхазии в сентябре 1992 г. И вызвала самые бурные рукоплескания в зале.

Также на русском прозвучали стихи Игоря Качалова в исполнении автора.

Журналист Екатерина Бебиа прочла стихи поэтессы Саиды Делба, погибшей в Отечественной войне народа Абхазии, и стихи собственного сочинения. Тема войны была продолжена в выступлении проректора АГУ Олега Шамба, который прочел стихи поэта Льва Любченко, ушедшего из жизни через несколько лет после нее.

А потом время знакомства с большой аудиторией настало для молодых поэтов. Вглядываясь в их лица – Джамбула Инджгия, Адгура Гунба, Бадры Авидзба, Дмитрия Габелиа, Эсмы Тодуа, Альбины Анкваб и других, – я думал: кто знает, может, кого-то из них спустя век будут называть классиком абхазской литературы?

Что касается членов Ассоциации, то если кто из них и был в зале, выступать никто не стал. А разве не украсило бы вечер чтение стихов Мушни Ласурия, Виталия Амаршана, Владимира Зантариа и других? Но, может, это произойдет в будущем году? Если, скажем, президент страны обратится с просьбой провести такой вечер к обеим писательским организациям на паритетных началах?


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG