Accessibility links

Место встречи изменить нельзя


Общение с соседями – часто беженцы из Южной Осетии признаются, что им не хватает именно этого

Общение с соседями – часто беженцы из Южной Осетии признаются, что им не хватает именно этого

Общение с соседями. Часто беженцы из Южной Осетии признаются: им не хватает именно этого. Многие из тех, кто долгие годы жил бок о бок с осетинами, прекрасно знают как осетинский язык, так и обычаи. Квартира семьи Козаевых в Тбилиси стала местом встречи давних друзей и бывших соседей – тех, кого вооруженный конфликт разбросал по всей Грузии.

Обычная пятиэтажная "хрущевка" в одном из тбилисских районов. Семью Козаевых здесь знают почти все. Их гостеприимная квартира стала своеобразным местом встречи тех, кто когда-то проживал в Южной Осетии. Родственники, друзья, знакомые, грузины, осетины – здесь бывают все. Старшая в семье Козаевых – тетя Инесса, как ее называют друзья и родные, пользуется большим авторитетом. К ней идут и за советом, и за осетинскими пирогами.

Сегодня к тете Инессе заглянул свояк Гия Майсурадзе с новостями от общих знакомых. Гия родился и вырос в Южной Осетии в селении Набакеви Знаурского района. Там же был дом и у семьи Козаевых. В Набакеви до сих пор остаются отец и сестра Гии. Сам он вместе с супругой и детьми покинул Южную Осетию в августе 2008-го:


"Там живет мой отец. Ему 85 лет. Отца знает весь район. Осетины относятся к нему с большим уважением, и я, зная это, спокоен за его жизнь. Сестра моя тоже там осталась, в сельской школе работает. Между простыми людьми напряжения, тем более ненависти, нет. Мы ведь все время вместе жили. Мы, – те, кто оттуда, – уже почти одно целое".

Дом семьи Майсурадзе в августе не пострадал. Но вот приезжать в Набакеви сам Гия не может. Дальше российских блокпостов не пускают. С отцом и сестрой общается по телефону. Гия говорит, что в середине девяностых уже возвращался в родное селение:

"Я переехал в Тбилиси еще в далеком 86-м. В то время для того, чтобы устроиться на хорошую работу, была необходима прописка в столице. В 97-м вместе с семьей мы вернулись в Южную Осетию. Нужно было присматривать за домом, за хозяйством. Тем более дом пострадал в ходе первого вооруженного конфликта в начале девяностых. Мы вернулись, все восстановили. Наши вещи чудом уцелели. Знакомые осетины вывезли их в Цхинвали, чтобы не разграбили и уничтожили. Посуду, одежду, даже пианино осетины все это время хранили у себя. Вернули все в целости и сохранности. Так, до 2008-го жили там. Готовили свое вино, выращивали фрукты-овощи, нужды не испытывали", – разводит руками Гия.

Гия неплохо владеет осетинским языком. Старается поддерживать связь с друзьями-осетинами. Они тоже не прочь приехать в гости в Тбилиси, говорит Гия, но сегодня это невозможно. Он надеется, что со временем люди смогут свободно ездить друг к другу:

"Другой родины у нас нет. Осетины считают эту землю своей, грузины – своей. Но я бы сказал, что эта земля наша общая. Мы, кто там родился и жил, – почти один народ, так мы переплетены друг с другом. Я никогда не делил местных жителей на осетин и грузин, даже внешне их не различал и не различаю".

В отличие от Гии Майсурадзе, хозяева – семья Козаевых – коренные тбилисцы. И Инесса, и ее супруг родились и выросли в Тбилиси. Здесь же родились и живут их дети. Инесса сорок лет проработала преподавателем географии в одной из столичных школ. Сейчас педагог на пенсии. Инесса говорит, что живет с болью:

"У меня сердце болит, когда я вижу, что сегодня мы – осетины и грузины – оказались в таком положении".

В Южной Осетии у Инессы остаются многочисленные родственники. До августовской войны 2008-го семья каждое лето проводила в селении Ожора Знаурского района. Там у Козаевых дом. Сейчас туда не попасть. Единственное окно к родным людям в Южной Осетии – телефон и интернет, говорит она:

"Конечно, мы поддерживаем контакты. Как же можно забывать родственников? Не всегда, правда, удается связаться даже по телефону, но по мере возможности общаемся. Хотя по телефону не обо всем можно говорить. Разговор обычно ограничивается стандартными: здравствуйте, как дела, хорошо, как сами? Не больше. Возможно, боятся прослушки".

"Пока на большее рассчитывать и не приходится", – грустно улыбается тетя Инесса. Все ожидания, по ее словам, разбиваются о сложившуюся действительность.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG