Accessibility links

Две недели назад руководство де-факто республики Абхазия передало грузинской стороне останки двух мужчин, погибших 20 лет назад во время грузино-абхазской войны. Это первый подобный случай за долгие годы.

Семья Попхадзе сегодня живет в Поти, а до войны в Абхазии местом ее постоянного проживания был Сухуми. Она владела просторной квартирой в двухэтажном доме неподалеку от сухумского железнодорожного вокзала.

В сентябре 1993 года, когда боевые действия уже подходили к концу, квартира почти полностью опустела. Мать с дочкой отправились в Тбилиси. 25 сентября – за два дня до окончания войны – решили уехать и отец с сыном.

Они собрали вещи, пообедали и уже почти собрались в дорогу, как в самый последний момент сын Георгий вдруг решил попрощаться с друзьями. В соседнем дворе в одном из подвалов укрывались грузинские военнослужащие, вместе с которыми несколько последних месяцев Георгий бывал на Гумистинском фронте, воевал или нет – сейчас сказать сложно.


Но вместо друзей 23-летний юноша наткнулся на абхазских ополченцев. Как разворачивались события после этого, никто из родных Георгия точно не знает. Спустя два дня тело молодого человека с многочисленными ножевыми ранениями на деревянной тачке привезли к дому. Родные думают, что юношу пытали, чтобы получить от него сведения о местонахождении грузинских военных.

Разлагающийся труп Георгия плотно обмотали клеенкой, затем завернули в одеяло, погрузили в деревянный ящик и закопали в небольшом огороде во дворе рядом с домом.

Пожилой матери Мзевинар удалось побывать на могиле сына лишь раз:

"Пять лет назад втихаря я въехала в Сухуми. Мне помогла соседка. 15 минут я стояла в этом огороде рядом с моим сыном. Дольше там быть мне не разрешили, они тоже боялись, так как я была без документов и пропуска. Я немного оттуда земли взяла и уехала".

И с этого момента женщина потеряла покой. Днем и ночью она мечтала только об одном – перезахоронить своего Георгия. Мзевинар обивала пороги десятков чиновничьих кабинетов, и, наконец, свершилось. Ей сказали, что скоро она получит останки своего сына. Произошло это 21 марта.

"Я никогда не смогу их как следует отблагодарить. Бог их отблагодарит за то, что теперь у меня есть могила. Теперь я могу хотя бы пойти на могилу, чтобы зажечь свечку моему сыну".

Мзевинар благодарит Международный Красный Крест. При посредничестве этой организации в 2009 году была сформирована грузино-абхазская межведомственная группа. Она занимается проблемой пропавших без вести. Спустя 20 лет после войны таковыми продолжают считаться почти 2000 человек. В некоторых случаях места захоронения людей известны, и нужно лишь провести эксгумацию и передать останки родственникам.

В одной могиле с Георгием 20 лет назад похоронили его соседа – 28-летнего Рамаза Гачечиладзе. Он погиб случайно во время обстрела Сухуми 25 сентября 1993 года. Семья тогда сделала все возможное, чтобы проститься с Рамазом по всем обычаям. В течение двух дней знакомые и родные приходили в их квартиру на панихиду:

"Те, кто не боялись, приходили, – вспоминает старшая сестра Рамаза Нана. – Да и не боялись особо, наверное, в такой ситуации страх исчезает. Те, кто были по соседству, забегали – убегали. Кто-то тихо приходил, кто-то шумно, но все равно приходили".

Перевезти гроб на кладбище для захоронения было невозможно – с каждым днем бои в городе становились все более интенсивными.

Спустя примерно месяц после окончания войны Нана, взяв с собой престарелую мать, покинула Сухуми. Сейчас женщина живет на юге Грузии. Но за могилу брата ей переживать не приходилось. В Сухуми за ней присматривали друзья и соседи.

Нана говорит, что не стала бы хоронить Рамаза на новом месте. Ей пришлось пойти на это после того, как она узнала о предстоящем вскрытии могилы для эксгумации останков соседа Георгия:

"Я же не могла сказать, чтобы оставили моего брата там. А то, если быть совсем честной, я этого не хотела. Мне все кажется, что теперь я совсем потеряла связь со своим домом и всем, что у меня там было".

Останки Георгия и Рамаза извлекли из могилы две недели назад. После отпевания в церкви они были преданы земле – один теперь покоится на кладбище в Поти, другой – в селе Зикилия Ахалцихского района.
XS
SM
MD
LG