Accessibility links

Замкнутый языковой круг


С 1 января 2010 года в Абхазии совещания и встречи, проводимые президентом, заседания парламента и кабмина ведутся на государственном языке; выступления обеспечиваются синхронным переводом с русского на абхазский и наоборот

С 1 января 2010 года в Абхазии совещания и встречи, проводимые президентом, заседания парламента и кабмина ведутся на государственном языке; выступления обеспечиваются синхронным переводом с русского на абхазский и наоборот

Когда на днях пришел в парламент Абхазии осветить для "Эхо Кавказа" очередное заседание сессии, неожиданно услышал, что обсуждение вопросов с самого начала пошло на государственном, абхазском языке. "Начало очередной кампании? – подумал я. – Или депутаты и впрямь отныне будут неукоснительно выполнять принятый в ноябре 2007 их предшественниками, парламентом четвертого созыва, закон "О государственном языке"?" Не знаю, что послужило импульсом для этого "начинания", на которое в своей информации о заседании обратило внимание и ГИА "Апсныпресс". А тем более не знаю, во что оно выльется… Но в любом случае тут необходимо остановиться на предыстории.

Проблема, как известно, возникла давно, еще в конце позапрошлого века, когда Абхазия превратилась в полиэтнический край. Принятый почти пять с половиной лет назад закон предусматривал, в частности, что с 1 января 2010 года совещания и встречи, проводимые президентом, заседания парламента и кабмина ведутся на государственном языке; выступления обеспечиваются синхронным переводом с русского на абхазский и наоборот. А с 1 января 2015 года, согласно закону, руководители госорганов, их структурных подразделений, парламентарии, руководители органов местного самоуправления обязаны владеть и пользоваться государственным языком РА, а языком оригинала нормативно-правовых актов является государственный… В момент принятия закон был в центре внимания общественности. Люди, радеющие о сохранении и развитии абхазского языка, праздновали победу; некоторые же мои знакомые из числа русскоязычных сотрудников госструктур ударились в панику, ибо, не рассчитывая на то, что им удастся овладеть абхазским, они уже заранее готовились к увольнению. По правде сказать, я с внутренней улыбкой воспринимал и радость первых, и страхи вторых. Нет, победа, конечно, была, – уже в самом факте принятия закона. Но, как известно, гладко бывает на бумаге. Именно поэтому я успокаивал паникеров, убеждая, что они могут спать спокойно…


Когда минуло 1 января 2010-го, парламентарии озаботились осуществлением того, за что они более двух лет назад голосовали. Были предприняты меры для технического осуществления синхронного перевода, который поручили сотруднице аппарата парламента Ирме. (А еще до этого депутату-репатрианту из Турции Таали Хватышу, не знающему русский, на каждом заседании сессии переводила "на ухо" сидевшая рядом с ним персональная переводчица). И довольно долго депутаты, владеющие государственным языком, а их подавляющее большинство, действительно выступали на нем. Постепенно, однако, их запал стал пропадать. Я не так часто бывал на заседаниях в парламенте нынешнего, пятого созыва, но когда бывал, так уж получалось, за редким исключением разговор велся на русском.

И вот – новая попытка парламентариев быть законопослушными. Но, как и почти во всех городских учреждениях и организациях, абхазский язык среди участников заседаний здесь знают не все, а русский – все. Даже среди парламентариев-абхазов есть два-три не владеющих родным языком. Есть и такие, кто владеет, но им все же проще говорить на русском.

Среди не говорящих на абхазском – и представитель президента РА в парламенте Дмитрий Шамба. Парень молодой, толковый, но вот есть у него этот "минус", какой был, кстати, и у предыдущего представителя президента в парламенте. Когда спикер дал ему слово, ибо очередь дошла до законопроекта, представленного президентом, Дмитрий решил прибегнуть к шутливому тону:

"Воспользуюсь возможностью, которую закон до 1 января 15-го года предоставляет. До этого времени Кан Кварчия, Владимир Еремеевич Кварчия обещают занятия по абхазскому языку проводить".

Видимо, речь зашла о каком-то имевшем место ранее разговоре. Ну, а после пары его выступлений уже потихоньку-помаленьку и в депутатские выступления на абхазском стали вклиниваться выступления на русском. В небольшой звукоизолированной "радиорубке" Ирма синхронно переводила с абхазского на русский. Армяне и некоторые другие из депутатов слушали ее через маленькие наушники. Она, конечно, не профессиональный переводчик, но даже если бы и была таковым, все нюансы того, что хочет сказать человек другому человеку, пересказать трудно. Так что если оратор в ходе обмена мнениями озабочен тем, чтобы его мысль как можно оперативнее и точнее дошла до всей аудитории, он невольно будет переходить на общедоступный язык. Вот почему обсуждение самых "дискуссионных" вопросов повестки дня проходило-таки в основном на русском.

Описанная картинка одного заседания парламентской сессии дает, думаю, наглядное представление о тех трудностях, с которыми сталкивается претворение в жизнь закона "О государственном языке" в целом по стране. Скажу больше: парламент тут пытается показать пример, в других республиканских организациях, за исключением таких специфических, как писательские, все обычно сводится к ритуальному вступительному слову на абхазском, а затем заседание или собрание продолжается на русском. В общем, обманываем сами себя… Не хочу выступать в роли некоей Кассандры, но тут и не требуется пророческого дара, чтобы предсказать: ничего спустя менее двух лет, то есть с 1 января 2015 года, реально не изменится. Как не изменилось и за пять с половиной лет после принятия закона. Имею в виду, что конечной целью действия закона является превращение государственного языка в Абхазии во второй, наряду с русским, язык межнационального общения, чтобы на нем могли общаться и армяне, и русские, и грузины, не говоря уже обо всех абхазах. Соответственно этому, и публикации на абхазском в негосударственных СМИ, наличие которых время от времени мониторил Минюст, и ведение на государственном языке заседаний, и выпускаемая на нем детская литература – лишь средства для достижения цели, которые еще вовсе не гарантируют это достижение.

Отнюдь не выступая против использования этих средств, выскажу в очередной раз твердое убеждение: цель достижима, но не в такой короткий срок и только в том случае, если все силы радетелей за язык будут брошены на овладение абхазским всеми маленькими жителями республики. Используя для этого детсады, репетиторов… Да что угодно! Ибо только в раннем детстве можно без труда овладеть двумя-тремя языками. Иначе так и будем из года в год, из пятилетия в пятилетие с глуповатым видом констатировать: "Проблема оказалась сложнее, чем мы предполагали". И выслушивать время от времени глупейшие предложения запретительного характера, типа того, что избирать в депутаты надо только тех абхазов, кто знает родной язык.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG