Accessibility links

"Никакого реваншизма в нашей работе нет"


Cтеклянные высотные здания нарушают ландшафт и скрывают красоту старого города

Cтеклянные высотные здания нарушают ландшафт и скрывают красоту старого города

ПРАГА---Накануне встречи, о которой рассказал наш корреспондент, мы записали интервью с министром культуры и охраны памятников Грузии Гурамом Одишария, где он выражает надежду, что в ходе круглого стола, в котором примет участие и генсек "Национального движения" Вано Мерабишвили, будет достигнут компромисс. Как показал сегодняшний день, этого не случилось.

Кети Бочоришвили: Батоно Гурам, я бы хотела начать с одного из самых обсуждаемых сегодня в Грузии вопросов. Почему Министерство культуры сочло нужным затронуть вопрос о комплексе Рабати именно сейчас? Разве нельзя было отложить его на некоторое время, чтобы не давать лишнего повода недоброжелателям говорить о том, что новые власти действуют с реваншистских позиций? В конце концов, так ли это важно – будет этот купол золотым еще год или два? Разве нет у Министерства культуры других дел, которые необходимо делать в первую очередь?


Гурам Одишария: В первую очередь, ни у кого не должно вызвать сомнений, что мы работаем шаг за шагом, и никакого реваншизма в нашей работе нет. Я уже пятый месяц на посту министра, мои заместители и некоторые советники – все новые. А в основном 95% сотрудников те, кто работал раньше, потому что для нас главное – преемственность. Министры приходят и уходят, а наши культура и искусство – вечные. Поэтому, когда власть перешла мирным путем в другие руки, мы постарались в первую очередь изучить то, что делалось хорошего во время бывшего руководства Министерства культуры, и есть проекты, которые мы продолжаем. Они нам нравятся. Есть проекты, которые мы начинали заново, и есть проекты, которые нам не нравятся, и мы фактически их перестали финансировать.

С первого дня мы – новая команда – собрались и выделили наши приоритеты. Мы создали советы по разным направлениям культуры и искусства. Эти советы состоят из общественных деятелей и специалистов. Прозрачности раньше не было, и вот одна из проблем – это защита наших памятников. Дело дошло и до Рабати. Я был там пару месяцев назад, там купол должен быть не золотым, а свинцового цвета, кроме этого оконные рамы, маленькие окна должны быть сделаны абсолютно по-другому. Все было сделано в спешке, и, само собой, мы выразили свое отношение. Мы не говорим, что там все плохо, но указываем, что эти детали нельзя было пропустить. Больше ничего.

Кети Бочоришвили: Получается, что именно этот комплекс был одним из тех проектов, которые нужно было менять в срочном порядке. Чему могла бы навредить задержка с переменами? Ведь там все-таки еще есть подводные камни, и связано это с переговорами с турецкой стороной. Оппоненты обвиняют новые власти в том, что Грузия уступает турецкой стороне гораздо больше, чем получает взамен сама. Что вы на это скажете?

Гурам Одишария: Переговоры с турецкой стороной пока ведутся, они не закончены. С нашей стороны, те замечания, которые были высказаны по Рабати, – это и специалисты высказывали, и жители, – мы учитываем и оглашаем. Завтра у нас состоится круглый стол, посвященный этой теме. Соберутся приблизительно 50-60 человек, в основном специалисты, представители общества и известные люди, и будут обсуждать все плюсы и минусы, связанные с Рабати, потому что мы не хотим дальнейшего повторения ошибок. Бывшее правительство действовало в спешке, не согласовывало свои действия ни с населением, ни с широкими массами, ни со специалистами, поэтому были допущены такие серьезные ошибки. Мы хотим об этом поговорить. Это, с нашей стороны, прозрачность, которая поможет нам в дальнейшем.

Кети Бочоришвили: Батоно Гурам, по нашей информации, на этом круглом столе предполагается участие бывшего премьер-министра Вано Мерабишвили. Как известно, именно он курировал работы в комплексе Рабати. Вы намерены прийти к компромиссу или будете отстаивать свои позиции до конца?

Гурам Одишария: После того, как я в одном из интервью сказал, что мы созываем в пятницу круглый стол, мы получили по Facebook письмо, в котором господин Мерабишвили изъявил желание присутствовать на этом круглом столе. Мы, само собой, согласны – любой может присутствовать. Мы устраивали круглые столы немного другого характера, и они себя оправдали. Мы как бы создаем такое аналитическое пространство, где люди высказывают свое мнение, и где люди, несмотря на то, что не всегда согласны с мнением оппонента, все-таки делают в конце общие выводы. Я думаю, что мы в Грузии должны научиться этому: выслушав друг друга, не реагируя очень остро, как-то прийти к одной мысли.

Кети Бочоришвили: Почему тогда в том же разрезе, в каком сейчас затронут комплекс Рабати, не затрагивается вопрос храма Баграта? Это только лишь из уважения к Патриархии? А Старый Тбилиси? Ведь многие специалисты говорят, что и Старый Тбилиси превратили в лубочную картинку снаружи, а внутри все продолжает разваливаться. Почему эти вопросы сейчас не ставятся?

Гурам Одишария: Еще в прошлом году у нас были круглые столы, посвященные Баграту, но у нас был один очень интересный круглый стол, касающийся проблем Старого Тбилиси, который, к сожалению, мы испортили. Мы не хотим, чтобы это продолжалось дальше, потому что, зная опыт старых городов, зная, как европейские страны лелеют свои старинные кварталы, мы хотим, чтобы туристы приезжали и смотрели сохраненный в хорошем состоянии старый город.

Кети Бочоришвили: Та концепция, которую пытались внедрить старые власти в отношении Рике, сохранится? Я имею в виду тот облик, который намечен ими, – тут и о мосте идет речь, и о новом театре, который просто уродует это место. Эта концепция сохранится или будет в корне меняться?

Гурам Одишария: Концепция, естественно, будет меняться, потому что нельзя, чтобы так все продолжалось. Строить только в центре города, с таким нагромождением, – неправильно и кощунственно. К сожалению, по старой концепции все старались в центре строить высотные здания. Естественно, эти здания, отдельно взятые, неплохие, потому что, можно сказать, работали хорошие архитекторы, но бывшие власти забыли о других районах Тбилиси, скажем, можно было эти т.н. трубы и высотные строения поставить где-то в Глдани, украсив этот район Тбилиси. Здание юстиции можно было построить в Варкетили, чтобы Тбилиси рос красивыми зданиями, был бы везде красивым, а то получается, что отдаленные районы бедствуют, там только жилые дома и больше ничего.

Кети Бочоришвили: То есть, возможно, будет какой-то перенос из района в район, еще и деньги нужно будет на это большие потратить…

Гурам Одишария: Да, здание построено таким образом, что это монтаж, и его можно действительно снять и перенести. Может, это обойдется дороже, чем постройка на месте. Может быть, это дело будущего. Сейчас, к сожалению, мы не можем их трогать, но мы делаем все для того, чтобы это не продолжилось. Кроме того, мы хотим разработать концепцию в связи с городом Тбилиси, где какие здания можно ставить, особенно в Старом Тбилиси: стеклянные высотные здания нарушают ландшафт и скрывают красоту старого города. У нас будет такое пространственное развитие столицы. Это относится и к другим городам Грузии, будь то Кутаиси, Батуми, Телави, маленькие города, большие – они тоже должны иметь пространственную концепцию.

Кети Бочоришвили: У меня к вам вопрос как к писателю. Вы часто радовали своих почитателей новыми книгами, а что будет сейчас, когда львиная доля вашего времени наверняка уходит на административную работу?

Гурам Одишария: Фактически все мое время уходит на эту работу, но как писатель я веду записи после работы. У меня очень много впечатлений, встреч с интересными людьми. Сейчас я нахожусь как бы в экстремальной ситуации, подобную ситуацию я в своей жизни испытал несколько раз – для писателя это даже интересно.

Кети Бочоришвили: Репутация, которой вы пользуетесь в Сухуми, – известна. Собираетесь ли вы это как-то использовать, чтобы наладить культурные контакты или вмешаться, скажем, в спорные вопросы вокруг религиозных памятников?

Гурам Одишария: Мы охраняем все памятники, вне зависимости от того, православная это церкви, синагога или мечеть, – это наше дело. Что касается моей активности, сейчас, в основном, это Министерство культуры и защиты памятников, и мы стараемся сделать так, чтобы мы умели говорить, понимать друг друга. Мы хотим поднять планку уровня культуры диалогов, потому что потом нам легче будет говорить со всеми.

Кети Бочоришвили: На новом поприще вы уже предпринимали какую-то попытку наладить культурные контакты?

Гурам Одишария: Пока нет, потому что у меня нет времени. Когда у нас будет "больше Швейцарии", так я образно говорю, тогда у нас будут успехи, и нас зауважают те, кто когда-то уважал, и даже, может быть, полюбят благодаря нашей культуре.


Это интервью было записано до сегодняшней встречи в министерстве, в ходе которой, как известно, компромисса по проблеме крепости Рабати достигнуто не было. Более того, генсек "Нацдвижения" Вано Мерабишвили демонстративно покинул встречу, заявив, что не позволит тронуть ни одного камня в той части крепости, которая уже отреставрирована.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG