Accessibility links

Алла Джиоева: "Я поставила себе "тройку"


Недавно вице-премьер Южной Осетии Алла Джиоева сложила с себя полномочия председателя жилищной комиссии

Недавно вице-премьер Южной Осетии Алла Джиоева сложила с себя полномочия председателя жилищной комиссии

Недавно вице-премьер Южной Осетии Алла Джиоева сложила с себя полномочия председателя жилищной комиссии. Это решение вызвало очень много толков о политическом будущем Джиоевой, особенно в свете того, что она предпочла не обсуждать его с прессой. Однако сегодня вице-премьер решила нарушить молчание.

"Эхо Кавказа": Недавно люди, которые выступали у нас на радиостанции в качестве экспертов, рассуждали о том, почему вы решили покинуть должность председателя жилищной комиссии. Высказывались разные версии, в том числе, что это якобы произошло из-за падения вашего политического рейтинга, что есть много людей, которые недовольны работой ЖК. Какова на самом деле мотивация, побудившая сделать вас подобное заявление?

Алла Джиоева: Во-первых, республиканская жилищная комиссия была абсолютно временным институтом. Думаю, этот механизм был в первую очередь обусловлен тем, что необходимо было создавать определенные предпосылки, то есть подготовить работу, наладить ее в сфере исполнения закона жилищной политики и потом благополучно рапортовать, что переходный период закончился и теперь пусть администрации города и районов занимаются своими прямыми функциями. Вторая причина: я без устали твержу, что все эти годы сыграли с нами очень злую шутку. Я вижу этот город, вижу большое количество дорогих и не очень транспортных средств, вижу, как одеваются люди. Это позволяет мне, с учетом моего возраста, призывать людей к тому, чтобы простейшие вещи, проблемы они научились решать сами и не перекладывали их на плечи правительства. Я жила в ту пору, когда люди ограничивали себя во всем без исключения, чтобы построить дом. Несомненно, государство несет какую-то ответственность за свои действия. Но обязывать государство решать все жизненные проблемы, это, с моей точки зрения, неправильная политика.


За шесть месяцев работы я проанализировала 3000 заявлений, и 99% из них были обусловлены либо предоставлением жилья, либо ремонтом строений. И среди них были и такие, которые отнюдь не пострадали от августовской агрессии. Деятельность жилищной комиссии отнимала у меня безумно много времени, и на проблемы, которые находятся непосредственно в моем ведение – культура, здравоохранение, образование, – у меня не хватало времени. Тогда как на реформах в этих сферах мне сейчас нужно сосредоточиться. Что касается недовольства в народной среде, то скажу так: воздушные замки я смогу построить всем без исключения, но пусть мне кто-нибудь подскажет, как без денег можно строить дома, восстанавливать квартиры и т.д. А финансирования на данный момент этих программ еще нет.

"Эхо Кавказа": Алла Алексеевна, очень много претензий высказывается и по поводу составления списков граждан, нуждающихся в жилье и его восстановлении. В обществе говорят, что на работу комиссии оказывают серьезное давление чиновники, которые лоббируют интересы родственников или просто хороших знакомых.

Алла Джиоева: Вот тут абсолютно однозначно могу сказать, что в комиссию входит достаточно большое количество принципиальных людей. И среди них есть такие, для которых никакой чиновник не авторитет. И если не бывает коллективного голосования по тому или иному дому, человек обречен. Он точно не пройдет, потому что по крайней мере 13 человек из общего количества должны проголосовать за внесение того или иного объекта в список на восстановление. Другое дело, что если бы тот, который хулит сегодня комиссию за составление списков, попал бы в них, то ни один десяток человек сказали бы про него, что он также не заслуживает этого.

"Эхо Кавказа": Вы уже почти год занимаете кресло вице-премьера. Известно, что к вашей работе присматриваются куда пристальнее, чем к деятельности остальных чиновников. По вашим ощущениям, какая атмосфера складывается вокруг вас в самом здании правительства?

Алла Джиоева: Ну, во-первых, начнем с самооценки. Когда наша партийная газета проводила рейтинговый соцопрос, я поставила себе "тройку". Как я объясняла такую низкую оценку своей деятельности? Я сказала, что если бы это была хотя бы "четверка", то общество должно было ощутить результаты такой деятельности. А коли их нет, то трудись ты денно и нощно, все равно это всего лишь "удовлетворительно". Что касается моего пребывания здесь в ранге вице-премьера, то я считаю, что мое назначение – помогать людям, и насколько это в моих силах, я стараюсь делать дело моей жизни. А время расставит все на свои места, и ветер истории непременно развеет все те усилия, которые многие, в том числе, возможно, и здесь, прикладывают к тому, чтобы низвести мой авторитет до определенного уровня.

"Эхо Кавказа": Ряд СМИ в самой Южной Осетии и за ее пределами позиционируют новое руководство республики как "оппозицию, пришедшую к власти". Сколько на самом деле человек из оппозиции или ваших сторонников занимают на сегодняшний день те или иные должности в правительстве РЮО?

Алла Джиоева: А я и не вижу их практически. Вот я, Родион Сиукаев, и, пожалуй, мне больше некого назвать.

"Эхо Кавказа": С оппозицией у власти упорно связывают еще два имени: Джемала Джигкаева и Анатолия Баранкевича. Как складываются отношения с генералом Баранкевичем? В обществе поговаривают о том, что он вышел из вашей партии " Ирыстон – площадь свободы".

Алла Джиоева: Генерал Баранкевич в нашу партию и не вступал. Это отнюдь не значит, что какие-то общие позиции, которые нас объединяли в пору нашего противостояния, стали различными. У нас есть общность видения. А с Джемалом Джигкаевым нас, конечно же, объединяла общая позиция по отношению к предыдущей власти. Возможно, на этом наша общность и заканчивается.

"Эхо Кавказа": Следующий мой вопрос связан вот с чем: определенные силы считают и предрекают, что вы в скором времени покинете свой пост. Объясняют они это тем, что вы теряете репутацию, и единственным выходом для вас остается "громко хлопнуть дверью" и опять уйти в оппозицию. Как бы вы прокомментировали мнения этих людей, и в каком случае ваш уход может действительно состояться?

Алла Джиоева: Ничто не вечно под луной, да и никто, кроме Бога, не знает, что будет с нами завтра. Недавно с удивлением слушала одного чиновника, который предрекал себе долгие года пребывания у власти. Про себя подумала: Боже мой, я даже не могу сказать, что будет со мной завтра. То есть моя отставка может состояться в любой момент, на это имеет право президент республики, который может посчитать, что Алла Алексеевна что-то делает не так, а другой может сделать это гораздо лучше. Но относительно общей результативности своей работы хочу сказать, что практическое финансирование на сегодня может происходить отчасти еще и потому, что не все курируемые мною министерства верят в значимость моей фигуры и занимаются за моей спиной интриганством. Хлопнуть дверью? Это я уже проходила. Другое дело, что я системно ставлю вопросы, я пытаюсь их решать. Кое-что нам уже удалось сделать

"Эхо Кавказа": А как бы вы охарактеризовали общее состояние дел в республике?

Алла Джиоева: Когда определенная часть наших оппонентов говорит, что ничего не изменилось в югоосетинском обществе, я, с одной стороны, оскорбляюсь. Свободы стало немного больше. Но это всего первый год, и я не знаю, будет ли эта свобода на шестом году нашей деятельности. Что касается позитивных перемен, то они пока скромные. Возможно, это пока начало года, возможно, потому, что средства пока не выделены. Прошло немного времени для того, чтобы я могла и себе, и остальной части общества сказать, что мы достойны хорошего отношения. А пока наша работа больше похожа на аванс. Но я человек, который настроен на позитивные мысли. Верю, что если нам совершенно не закрутят финансовые гайки, то результат мы покажем.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG