Accessibility links

Абхазский "Марлон Брандо"


Актер Абхазского госдрамтеатра им. С. Чанба Нурбей Камкия был олицетворением мудрости, доброты и этических традиций абхазского народа

Актер Абхазского госдрамтеатра им. С. Чанба Нурбей Камкия был олицетворением мудрости, доброты и этических традиций абхазского народа

Сегодня я побывал в селе Адзюбжа Очамчырского района, где провожали в последний путь актера Абхазского госдрамтеатра им. С. Чанба, народного артиста Республики Абхазия и Республики Северная Осетия Нурбея Камкия.

Нурбей Теймуразович умер на 79-м году жизни. В плеяде абхазских актеров разных поколений немало славных имен, но так уж получилось, и вряд ли кто-то, думаю, оспорит это, что на киноэкране Нурбей Камкия стал номер один среди них. Наверное, немаловажную роль тут сыграла и так называемая фактура: его запоминающееся изборожденное морщинами лицо, его благородная, полная достоинства осанка. Так или иначе, но советские и постсоветские (в том числе и украинский, киргизский) кинорежиссеры нередко приглашали его на роли, пусть и не заглавные, но запомнившиеся поколениям кинозрителей на всем постсоветском пространстве. Неслучайно в одной из местных телепередач на днях, посвященных его памяти, Эсма Джения, дочь другой выдающейся абхазской актрисы Софы Агумаа, назвала его абхазским Марлоном Брандо. Мне такое сравнение раньше не приходило в голову, но, подумав, нашел несомненные черточки сходства…


Нурбей Камкия блестяще сыграл, в частности, такие роли в кино: Марытхуа ("Белый башлык", 1975 г.), Гидал ("Колокол священной кузни", 1982 г.), Сандро ("Чегемский детектив", 1985 г.), отец главной героини Риты в фильме "Воры в законе" режиссера Юрия Кары по мотивам произведений Фазиля Искандера "Бармен Адгур" и "Чегемская Кармен".

Последний фильм, ставший одним из кинохитов перестроечного времени в СССР, показывали на днях, после ухода из жизни Нурбея Камкия, по Абхазскому телевидению. И стоя сегодня под накрапывающим дождем во дворе старинного сельского абхазского дома на похоронах патриарха нашего театра, мы в небольшой группе представителей Партии экономического развития Абхазии вспомнили об одном из эпизодов этого фильма. А именно: непутевая дочь, которую ее отец в финале фильма убивает из ружья (Риту играла обворожительная юная тогда Анна Самохина), сидя прямо перед отцом, приехавшим из села, с нежностью обнимает за шею своего жениха Андрея (актер Борис Щербаков), отец же воспринимает это совершенно спокойно, как должное. Мы начали допытываться у одного из участников разговора, который перед этим вспоминал о своих беседах с Нурбеем Теймуразовичем о сыгранных им киноролях: не пытался ли он объяснить во время съемок кинорежиссеру, что это никак не укладывается в абхазские представления о нормах поведения дочери перед родителями? Кто-то сказал: да стал бы режиссер его слушать?! Ведь этот фильм был предназначен для огромной советской аудитории, для которой подобные нюансы абсолютно не важны, а главное – нигде в фильме и не утверждается, что действие происходит в Абхазии, это просто некий абстрактный юг советской империи…

Я неслучайно упомянул ранее Партию экономического развития Абхазии: ведь Нурбей Камкия был обладателем членского билета №2 этой основанной осенью 2007 года политической партии, а билет №1 – у ее бессменного лидера Беслана Бутба. Вот что сказал о Нурбее Теймуразовиче по моей просьбе заместитель председателя партии Гиви Габния:

"Кто его не знает в нашей стране! Помню, для меня это был герой нашего детства. Все мы равнялись на него. И думали: а кто за игрой этого актера, за его персонажами стоит, что за личность? И я уже в зрелые годы имел возможность с ним познакомиться. Вся страна его знает как актера, но он помимо этого был членом политсовета нашей партии. Мало того, стоял у истоков создания этой организации. Руководство партии, Беслан Бутба всегда с большим уважением относились к этой личности, внимательно прислушивались к его мнению".

Выступавшие на траурном митинге говорили о том, что Нурбей Камкия был олицетворением мудрости, доброты и этических традиций нашего народа. Всю свою жизнь он посвятил родной стране, за свободу которой сложил голову во время войны его сын – талантливый молодой кино- и телережиссер Аслан Камкия. Вспоминали односельчане покойного и брата Нурбея Теймуразовича – журналиста Шалико Камкия, которого я тоже неплохо знал при его жизни. Поистине, это были неординарные люди, непохожие, но каждый по-своему яркий.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG