Accessibility links

Убежав от войны, вернулись в беззаконие


Как оказалось, права собственности новых домовладельцев подтверждались в судебном порядке: решения мошенническим путем оформлялись задним числом

Как оказалось, права собственности новых домовладельцев подтверждались в судебном порядке: решения мошенническим путем оформлялись задним числом

В Южной Осетии жертвы мошенников, продававших без ведома владельцев принадлежавшие им дома, вот уже как четыре с половиной года добиваются восстановления своих имущественных прав.

Многие жители Южной Осетии, покинувшие республику в лихолетье, по возращении домой после войны 2008 года вдруг обнаружили, что в их домах живут новые хозяева. Как оказалось, сделки по продаже домовладений совершались от их имени местными нотариусами. Права собственности новых владельцев подтверждались в судебном порядке. Выяснилось, что решения – тоже мошенническим путем – оформлялись задним числом от имени судьи районного суда, которая к моменту совершения преступных действий уже давно была на пенсии.

То есть, судя по всему, в республике действовало организованное преступное сообщество, которое, по оценкам местных правозащитников, реализовало таким образом около восьмидесяти домов – грузинских и осетинских.


Дом Екатерины Пухоевой в Цхинвале (она в данный момент живет в Москве) мошенники "продали" в 2006 году, сама она об этом узнала только в конце 2008 года. Заботы о восстановлении ее прав собственности взяла на себя родственница, жительница Цхинвала Валентина Котолова:

"Местный нотариус создал легенду, будто бы ей позвонила Екатерина и сказала, что согласна на продажу дома. Четыре года мы судимся, но нам отказывают в удовлетворении иска на основании якобы истечения срока исковой давности – одного года. Это мошенничество! Генпрокуратура дважды обжаловала вердикт суда, но судьи снова и снова принимают решение: срок давности – один год".

Эта беседа с Валентиной Графовной состоялась в июне прошлого года. Что изменилось за это время? Женщина говорит, что Генпрокуратура признала ее жалобу обоснованной, а действия суда незаконными, и направила надзорное представление в президиум Верховного суда еще 20 декабря прошлого года. На этом дело и застопорилось, говорит Валентина Котолова:

"Сначала представления прокуратуры не рассматривались на основании того, что шла реорганизация, потом они говорили, что из-за назначения нового председателя Верховного суда, потом говорили, что у них еще президиум не сформирован. А сейчас они вообще уже ничего не говорят, хотя у них и председатель есть, и президиум. Сейчас они просто не рассматривают дело. Но проблема еще и в том, что если они сейчас начнут его рассматривать, то это будет уже последняя инстанция".

По мнению бывшего заместителя председателя Верховного суда Юрия Кокоева, с некоторых пор отличительной чертой судебного департамента республики стали необыкновенная легкость, с которой выносятся неправомерные решения, и отсутствие каких-либо ограничений в сроках рассмотрения исков:

"В районных и городском судах рассмотрение дел тянется годами. Одно дело еще при мне рассматривалось – о незаконном увольнении с работы. Длится с 1997 года, еще не закончилось, представляете?! В чем причина? В безнаказанности. Тут еще такое дело: наши жители не могут жаловаться выше Верховного суда нашего. В республике только две инстанции – кассационная и надзорная, и все, дальше некуда жаловаться. А решения очень часто остаются в силе незаконные, необоснованные".

По мнению Юрия Кокоева, проблема в том, что в суде многие годы проводилась своеобразная селекция кадров, благодаря которой он превратился в закрытую сплоченную корпорацию, ориентированную не на соблюдение законности, но на исполнение воли в ту пору председателя Биченова и соблюдение интересов членов этой корпорации.

Несмотря на смену политического режима и перемены, затронувшие практически все структуры власти, несмотря на недавнюю смену руководства Верховного суда, структура в целом сохранила этот дух пренебрежения к праву.

Но в случае с фальшивыми продажами домов речь идет не просто о пересмотре судебного вердикта, а о преступлении, которое совершалось с участием судейских. Кто-то ведь печатал постановления, подделывал подписи, печати, а потом еще кто-то пытался защитить своего коллегу или коллег, ссылаясь на сроки давности и, наверное, зная о преступном подлоге.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG