Accessibility links

Крутые повороты районной судьбы


Абхазское население района пополнялось как за счет переселения из Очамчырского и Ткуарчальского районов, так и за счет репатриации потомков махаджиров

Абхазское население района пополнялось как за счет переселения из Очамчырского и Ткуарчальского районов, так и за счет репатриации потомков махаджиров

Вчера, проходя мимо одного из сухумских книжных магазинов, на уличном стеллаже среди новинок увидел увесистый том под названием "Гулрыпшский район Абхазии". Автора его, сотрудника Абхазского института гуманитарных исследований Омара Маана, довольно еще молодого человека, немного знаю. Он – выходец из соседнего с Гулрыпшским районом очамчырского села Адзюбжа, немало писал об истории родного села; заодно я, кстати, купил вчера и его вышедшую почти одновременно книжку "Междуречье – низовья реки Кодор", как раз о тех местах.

Но начал читать со вчерашнего вечера первую из книг, напечатанную в сухумском Доме печати, издание которой профинансировала администрация Гулрыпшского района. Ибо не сомневался, что найду там для себя много нового и интересного. А еще до начала этого чтения мысленно перенесся в далекие уже времена, когда вскоре после окончания факультета журналистики я проработал три месяца в гулрыпшской районной газете. Никакого отношения я к этому району не имел, но была тогда в "Советской Абхазии", где я хотел работать, такая практика: "новобранцев" сперва отправляли в эту "районку" как бы на стажировку. И должен сказать, что я потом никогда не жалел о той "стажировке". В любой профессии, наверное, стоит начинать с низового звена. А за те три месяца я успел объездить почти все села района…


Но много было для меня там тогда непонятного, даже странного. Расположенный в самой что ни на есть срединной Абхазии, между реками Келасур и Кодор, район был почти без абхазского населения. (По итогам последней всесоюзной переписи из 55 тысяч его населения 29 тысяч составляли грузины – в основном, мегрелы в низинной части и сваны в высокогорной, около 14 тысяч было армян, менее 8 тысяч русских и только 1,3 тысячи абхазов). О прежнем, до махаджирства конца XIX века, населении района напоминала только топонимика, типично абхазская: Гульрипш, Багажяшта, Мрамба и т. д. Все властные структуры, а также и редакция газеты располагались почему-то не в райцентре, а в более близком к Сухуму небольшом селе Мачара. В то же время в районе были населенные пункты крупнее райцентра, например, село Дранда. Возможно, на Гулрыпше в качестве районного центра остановились в 1943 году, когда район был выделен из Сухумского из-за его центрального местоположения по трассе…

Почему более века, вплоть до конца прошлого столетия, в этом районе было столь мизерное абхазское население? Я всегда, в принципе, знал: причина была в том, что две исторические области Абхазии – Гума, Дал и Цабал, на землях которых расположен район, после трагедии махаджирства почти полностью обезлюдели. Кстати, в 1866 году, перед выселением абхазов из Гумской Абхазии, в этом регионе было зафиксировано всего несколько неабхазских жителей. Однако из книги Маана узнал, что и в первой половине XIX века, по имеющимся статистическим данным, население нынешнего Гулрыпшского района было незначительным. Виной – работорговля, первые, еще в начале позапрошлого века, волны махаджирства, заболоченность приморской низменности… В 1828 году между реками Келасур и Кодор были зафиксированы наиболее крупные населенные пункты: Цкыбын, или Дранда – 100 дворов, Кодор – 240 дворов, Мархяул – 200 дворов… Кстати, в последнем спустя семь десятилетий, в 1899 году, в бедной семье переселенцев из Западной Грузии родится небезызвестный Лаврентий Берия.

Интересно, что в учебнике географии Грузинской ССР, изданном в 80-е годы, на карте плотности населения приморская часть района была обозначена самым ярким, пурпурным цветом. Она была там одна из самых высоких в Абхазии. Да ведь это бросалось в глаза и на самой местности: когда едешь по трассе Черноморского шоссе от Каштака до Дранды, жилые дома тянутся вдоль нее почти беспрерывно…

Перед войной 1992-1993 годов, пишет Маан, грузинское население района активно участвовало в многочисленных антиабхазских митингах, а во время самой войны – в боевых действиях на стороне госсоветовцев. Были попытки втянуть в это и армянское население. В конце 1992 года в селе Пшап был проведен сход армян, на котором предполагалось принять решение о призыве армянской молодежи в грузинскую армию, однако сход не поддержал предложенный районной администрацией проект.

Во время и после окончания боевых действий в сентябре 1993 года почти все грузинское население района покинуло его (кроме жителей верхней части Кодорского ущелья, которое вплоть до августа 2008 года оставалось вне юрисдикции властей Республики Абхазия). В послевоенное лихолетье население района продолжало сокращаться за счет того, что вплоть до начала 2000-х каждый год на ПМЖ в район прибывало на несколько сот меньше людей, чем выезжало.

Положительная динамика появилась только в последнее десятилетие, особенно после признания Россией независимости Абхазии. Резко изменилась за двадцать лет и этнодемографическая ситуация. По переписи 2011 года население района составляло 18.032 человека, то есть треть довоенного числа; из них абхазов – 6.057, армян – 8.430. Армянское население сократилось с 1989 года почти вдвое, в основном за счет выезда во время и после войны молодежи в Россию и Армению. В то же время некоторое число армянских семей перебралось в Дранду, Пшап и Гулрыпш из очамчырского села Лабра, где во время боевых действий были сожжены их дома.

Что касается абхазского населения, то оно пополнялось как за счет переселения из Очамчырского и Ткуарчальского районов, так и за счет репатриации потомков махаджиров. Первый из названных потоков много больше. В дома, покинутые прежним грузинским населением, селились потерявшие жилье во время войны абхазы из села Тамыш и ряда других сел, наиболее пострадавших от боевых действий. Но вот жители села Арасадзых, почти 90 процентов семей, перебрались после войны в села Уарча, Дранда и Гулрыпш по другой причине – из-за неудобств жизни в отдаленной горной местности. Правда, в Уарче некоторых из них ждало испытание – участившиеся в последние годы разливы бурного Кодора. Слышал, кстати, такую историю: делегация переселенцев из Арасадзыха обратилась к властям республики с предложением переименовать село Уарча в Арасадзых. Но им резонно возразили: а что же мы потом должны будем вносить поправки во все школьные учебники и писать там, что основоположник абхазской литературы Дырмит Гулиа (кстати, от этой фамилии происходит топоним Гулрыпш) родился не в селе Уарча, а в селе Арасадзых?

Что касается потомков махаджиров, то немало семей репатриантов из Турции поселилось в районе сразу после окончания войны. Однако трудности послевоенной блокадной жизни и особенно разгул криминалитета вынудили их значительную часть вернуться назад. В настоящее время, по данным Госкомитета по репатриации РА, в районе проживает более ста семей, приехавших из Турции. С минувшего года к ним присоединились десятки репатриантов из Сирии, где не утихает гражданская война.

Грузинского населения в районе сейчас осталось около 800 человек. Конечно, по-человечески жаль тех бывших грузинских жителей района, которые не принимали никакого участия в боевых действиях и пострадали безвинно. Но если взглянуть на произошедшее с общеисторической точки зрения, то этнодемографическая ситуация в этом регионе в значительной мере вернулась на круги своя, на 150-200 лет назад.

И еще такое рассуждение. Мононациональным население бывает редко в какой стране, и это не есть признак душевного здоровья общества. Но когда в общем количестве населения доля коренного и титульного народа сокращается до 70 и более процентов, это уже обычно начинает порождать проблемы. А когда – до 15 процентов, как абхазов в Абхазии в 1959 году, и даже до двух процентов, как их же было в Гулрыпшском районе, это очень неестественная и чреватая трагедиями ситуация. Сжатая до немыслимого предела в середине XX века абхазская пружина в конце его распрямилась… Омар Маан отмечает также в своей книге весьма немаловажный фактор: в результате послевоенного изменения этнической карты Гулрыпшского района начала, наконец, исчезать территориальная разобщенность абжуйских и бзыбских абхазов.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG