Accessibility links

ВАШИНГТОН---Сообщения о том, что два брата чеченского происхождения обвиняются в организации террористической атаки в американском Бостоне, снова превратили Чечню и Северный Кавказ в горячо обсуждаемые темы. На какие сюжеты следует обратить первостепенное внимание российским и американским политикам после трагедии в крупном американском городе во время масштабного спортивного соревнования (когда зимняя Олимпиада в Сочи уже не за горами)?

Информационная картинка вокруг теракта в Бостоне меняется с калейдоскопической быстротой. И на сегодняшний день трудно предсказать, о каких сюрпризах мы еще услышим в ближайшее время. Однако уже сейчас очевидно: недостатка в конспирологических версиях не наблюдается. Здесь, как говорится, от руки Кремля до коварных планов американского разведсообщества. Сторонники тайных следов и версий верны себе: схематизм в объяснении без владения достаточным количеством фактов. Все это хорошо знакомо по предыдущим резонансным терактам.


Однако, несмотря на стремительное развитие информационного сюжета, некоторые предварительные выводы необходимо подвести уже сегодня. История в Бостоне в очередной раз подтвердила правило: для того, чтобы о событии заговорили как о новом, ранее невиданном явлении, оно должно произойти не где-нибудь, а в Америке. Сегодня причастность этнических чеченцев и выходцев из республик Северного Кавказа к терактам в странах Запада воспринимается как нечто новое и доселе невиданное. Между тем история, развернувшаяся на наших глазах в Бостоне, – не первая. Так, 11 сентября (только 2010 года) в Дании в копенгагенском отеле "Йоргенсен" прогремел взрыв (к счастью, никто из жильцов гостиницы не пострадал). По этому делу был арестован 24-летний Лорс Джокаев, проживавший до того в течение шести лет в Бельгии. При задержании у него была обнаружена карта второго по величине датского города Орхуса с обведенным красным карандашом местом той самой пресловутой редакции газеты, напечатавшей карикатуры на пророка Мухаммеда. 3 мая 2011 года полиция Чехии выступила с заявлением об аресте нескольких человек, связанных с диверсионно-террористической структурой "Джамаат Шариат". "Джамаат" еще в 2007 году грозил сорвать сочинскую Олимпиаду.

Помимо этого в европейских странах в последние годы было немало инцидентов с участием иммигрантов из самого неспокойного российского региона. Можно вспомнить в этом ряду массовую драку в центре беженцев в норвежском Нохбибрагене осенью 2005 года, в бельгийском Остенде летом 2006 года, столкновение между чеченцами и афганцами в датском Сандхольме в апреле 2010 года. Все эти случаи, конечно, не теракты и не связь с джихадистским подпольем. Обычные проблемы с интеграцией иммигрантов, которые есть и будут в любой точке Земли вне зависимости от уровня социального комфорта страны-реципиента.

Однако казусы, описанные выше, заставляют отказаться от упрощенной черно-белой картинки восприятия ситуации на Северном Кавказе, которая складывалась годами в большей степени в Европе и в меньшей – в США. Какие причины для роста радикализма обычно рассматривались европейскими и американскими экспертами как главные? Во-первых, репрессивная политика Москвы, а, во-вторых, сложные социально-экономические условия в северокавказском регионе. В 1990-е годы многие общественные активисты, правозащитники, журналисты искренне верили (вообще, фактор денег и корысти не играл в этом решающей роли), что стоит только открыть шире двери для всех недовольных по разным причинам политикой России, как те сразу же станут поборниками западных ценностей. Но случилось так, что среди тех, кто прибыл в Европу и в США, оказались не только действительно пострадавшие от российского непропорционального (и часто неадекватного) применения силы, но и этнические националисты, и люди, которым европейские и американские порядки просто чужды, и оппортунисты, желающие воспользоваться моментом для улучшения жизненных кондиций. И многие "попутчики", не сумев интегрироваться в новые социумы, трансформировались в исламских радикалов. Тому же Лорсу Джокаеву на момент ареста было 24 года, из которых он 6 лет провел в комфортной Бельгии, где и российской репрессивной политики нет, да и социальные условия не в пример чеченским или дагестанским.

Братья Царнаевы также жили в не самом бедном американском городе, что не мешало старшему из них Тамерлану размещать на своем аккаунте на YouTube песни, посвященные джихаду. Распространенное заблуждение считать, что уровень жизни сам по себе способен решить все вопросы. Между тем людям помимо хлеба нужна идентичность и своя общественная ниша. И ее одними пособиями и представлением убежища не обеспечишь. Иначе такие поиски могут быть чреваты высокими издержками в виде радикальных настроений. И здесь крайне важно четко зафиксировать. Среди кавказских радикалов Запад помимо России и даже вне всякой связи с ней может иметь негативное восприятие и рассматриваться как противник. Вряд ли редакция в датском Орхусе или участники бостонского марафона были причастны к бомбежкам Грозного или КТО на территории Дагестана или Ингушетии. Иное дело – оценки действий Запада в Ираке и в Афганистане. И вот здесь даже пристанище в США или в странах Евросоюза не гарантирует благожелательной поддержки их действий на Ближнем Востоке или в Юго-Восточной Азии в иммигрантской среде.

Хочу быть правильно понятым. Речь в данном случае не идет о том, чтобы признать российские политические подходы к Северному Кавказу единственно правильными и обоснованными. Сама Москва делает немало для радикализации настроений в регионе. Однако было бы заблуждением связывать это только с кремлевской злокозненностью и отсутствием высокого жизненного уровня. Проблема намного более сложная. И бостонская трагедия в очередной раз показала, что США и России, вместо использования внешнеполитических сюжетов в конъюнктурных соображениях и ради сиюминутного пиара, следовало бы начать не словесную, а реальную кооперацию по широкому спектру вопросов безопасности. Только в этом случае "перазагрузка-2" или 3 имеет какой-то смысл и шанс на успешную реализацию.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG