Accessibility links

Порочная практика самоцензуры


На днях журналисты одного из республиканских информационных агентств подвергли редакционной правке высказывания самого главы Госкомитета

На днях журналисты одного из республиканских информационных агентств подвергли редакционной правке высказывания самого главы Госкомитета

Недавно назначенный на должность главы югоосетинского правительственного Госкомитета информации и печати Вячеслав Гобозов не перестает говорить о необходимости открытого обмена мнениями между руководством республики и обществом. Но на днях он сделал признание, что, встав во главе идеологического ведомства, столкнулся с проблемой, присущей многим журналистам в республике, – самоцензурой.

На днях журналисты одного из республиканских информационных агентств подвергли редакционной правке высказывания самого главы Госкомитета. Они вычеркнули из его речи все, что показалось им "опасным для огласки". В разговоре со мной Вячеслав Гобозов с сожалением констатирует факт, что подобные поступки – следствие внутренней политики прежнего руководства.

"Если учесть наше недавнее прошлое, десятилетку предыдущего президента, мы прекрасно знаем, что тогда действовала жесточайшая цензура. И, к сожалению, за 10 лет действительно выросло поколение журналистов, и не одно, которые очень хорошо усвоили один простой урок: лучше вычеркивать все опасные и спорные места, не лезть далеко в проблемы, так как чем дальше в лес, тем больше попадет. Поэтому самоцензура у многих наших журналистов на сегодняшний день очень серьезная. Конечно, – продолжает Гобозов, – чиновники всегда будут выражать недовольство по поводу журналистских материалов, но сегодня попыток проведения цензуры не существует".


Наряду с "самоцензурой", Гобозов обратил внимание еще на одну особенность деятельности журналистов Южной Осетии:

"Есть и другая интересная проблема, некая "горная болезнь": в эйфории приподнять кого-то на высоту. У некоторых журналистов есть такая болезнь тоже. И это тоже можно понять. На самом деле к этим тенденциям надо относиться с пониманием. Это издержки переходного периода: сегодня мы уходим от авторитаризма к построению государства, в котором есть место, в том числе инакомыслию".

К новому мышлению начальства в плане изменения стиля и методов работы в самой журналисткой среде относятся скептически. Некоторые мои собеседники сегодня говорили, что проблема самоцензуры исходит, прежде всего, от руководителей СМИ, которые привыкли перестраховываться, чтобы не дать чиновникам повода для недовольства. Есть и другое мнение, на которое обратила внимание молодой журналист Зарина Качмазова:

"Самоцензуру у журналистов Южной Осетии я могу объяснить тем, что у нас небольшое общество, народ маленький, каждый знает друг друга в лицо. И делая свой материал, в котором планирует затронуть проблемные темы, он начинает думать так: этого человека, чиновника, руководителя я знаю. Или он мне доводится родственником. Исходя из этого, журналист в своем материале ставит точку там, где ее быть не должно, потому что вопрос не решен. Он знает, где правда, где ложь, но, тем не менее, не пишет всей правды".

Вопреки мнению скептиков, Вячеслав Гобозов уверен, что многие проблемные отношения в информационной сфере со временем будут урегулированы. В том числе благодаря новому законодательству о деятельности СМИ в Южной Осетии.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG