Accessibility links

Итак, ЭТО произошло. После шести месяцев оправданий, гневных отповедей и категорических опровержений новые власти признали: они не контролируют тюрьмы. Сказал это не Миша и не Вано. Сказал это руководитель пенитенциарной системы, которая входит в министерство с заумным названием "исполнения наказаний, пробации и юридической помощи".

"В рамках ведомства создана специальная комиссия, которая будет бороться с проблемой т.н. смотрящих в тюрьмах" - такое признание не каждый день услышишь. И раз уж власти сказали об этом вслух, значит, дела обстоят хуже, чем мы думали - тюрьмы перешли в руки уголовников.

После нашумевшего скандального тюремного видео в Грузии многие стали говорить, что такого беспредела не было в период Шеварднадзе. В каком-то смысле так оно и было - по крайней мере со стороны администрации. Охрана сидела тихо, ни во что не вмешивалась, у бандитов была договоренность с руководством: "Мы не лезем за периметр, вы не вмешиваетесь в наши дела".

Государственного террора в те годы в пенитенциарной системе не было. Зато был уголовный террор, что ничуть не лучше. К тому же в грузинских НПО бороться с государством принятое и почетное дело, а вот с криминальным миром - западло. Нам показали несколько часов видео о государственном терроре в тюрьмах, но никто не покажет ни секунды кадров криминального беспредела, чтоб не сочли стукачом.

Сигналы из тюрем доходили все эти месяцы: например, впервые за много лет заключенные стали требовать у своих родственников денег, чтобы ежемесячно платить "смотрящим" дань. Если не платят - то см. тюремное видео, только представьте себе, что все это делают не охранники, а сами зеки.

Что ж, реальность берет свое. "Националы" боролись с криминалом жесточайшими мерами, в итоге просто запугали уголовный мир как на улице, так и в тюрьмах. Преступники стали тише воды и ниже травы, но все это закончилось, сами знаете чем.

В итоге восторжествовала вторая крайность, которая называется "Ах, разве можно бороться с преступностью только силовыми методами? А как же гуманность, а как же сознательность?"

Что ж, вот она. Двух недель игр в гуманность и поиска сознательности оказалось достаточно для того, чтобы тюрьма, которую клещами вырывали из рук авторитетов, снова оказались у них. "Двух недель" - потому, что сейчас власти официально признали, что охрана находится в тюрьмах только в качестве статистов, а знающие люди говорили об этом еще в первые дни ноября.

Жизнь показывает, что бессмысленно апеллировать к сознательности тех, у кого сознание вообще отсутствует как явление: только рефлексы, да и те - по части хватательных...

В сложившейся ситуации у власти есть единственный реальный вариант поведения - понять, что государство - это не добрый дядя, а инструмент легитимного насилия. Не впадая в излишества, надавать по шеям кому надо и показать, что власть "смотрящих" - временное недоразумение. Если не сделать это сейчас, то придется делать через год, только уже с применением бронетехники.

Разумеется, малейшее ужесточение режима в тюрьме вызовет гневную реакцию как самих зеков, так и близких к ним НПО, - в том числе и тех, которые "делали" амнистию. "Мечтателям" хорошо известно, как эта система работает - они сами ее использовали по полной. Но нашему светочу пора, наконец, понять: всем не угодить, и иногда во имя дела надо отказываться от услуг своих союзников.

Ситуацию может усложнить то, что тюрьма не находится на необитаемом острове, и если в пенитенциарной системе победят зеки, то рано или поздно они постараются восстановить свою власть на улице.

Сейчас пока в этом отношении особенно беспокоиться не о чем. Уличная преступность выросла, но она пока не носит опасного характера. В значительной степени это заслуга нового министра внутренних дел Ираклия Гарибашвили, который пока оставляет впечатление человека разумного.

Он был против бездумной амнистии и говорил об этом открыто. То, что в Грузии не был отменен закон об уголовной ответственности за понятие "вор в законе", - заслуга Гарибашвили. То, что в Грузии потребление наркотиков остается уголовным преступлением, - тоже его заслуга. Новый глава МВД сказал то, что крайне непопулярно как среди рядовых "мечтателей", так и шишек: "Этот закон нельзя упразднять, так как его отсутствие будет стимулировать рост наркомании".

Кроме того, полиция держит под жестким контролем всех амнистированных, поэтому МВД удается сдерживать рост преступности. Это показывает, что держать криминал под контролем, хоть и с меньшим эффектом, но все же возможно без особо жестких мер. И сделать это необходимо, иначе криминал выйдет из-под контроля, а уж потом одними разговорами о вениках и ужасных девяти годах отделаться не получится....

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG