Accessibility links

Изменит ли увольнение главы Госкомитета по репатриации Зураба Адлейба ситуацию с репатриацией потомков махаджиров?

Владимир Агрба, 78 лет, ведущий специалист Абхазского института гуманитарных исследований: Я считаю, что Зураб Адлейба – очень хороший, порядочный, исполнительный чиновник. Но там нужен ушлый, шустрый, энергичный, деятельный, который разбирается в этом деле, в деле репатриации. Поехать изучить армянский опыт, поехать изучить еврейский опыт. Вот тогда будет лучше.

В чем основная проблема репатриации?

Владимир Агрба, 78 лет: Должны быть деньги.

Деньги есть, государство выделяет.

Владимир Агрба, 78 лет: Нужно в десять раз больше, чем они имеют. Плюс еще целая группа людей – социологов, политологов, экономистов, психологов. И дать им хорошую зарплату, чтобы они были вынуждены работать по-настоящему. Вот тогда будет дело лучше.


Тимур Сымсым, 46 лет: Я непосредственно знаком с Зурабом Адлейба. Он, по-моему, был на своем месте.

Как вы думаете, какова основная проблема репатриации в Абхазию?

Тимур Сымсым, 46 лет: Наши сограждане, наши соотечественники, которые находятся за морем, лояльно относятся к тому, что происходит здесь. Большинство, не скажу, что все. И они могли бы материально поддержать людей, которые считают нужным переехать на свою историческую родину. Они могли бы оказывать больше помощи, реальной помощи. Если бы была согласованность в действиях их и наших бизнесменов, то поток людей, желающих вернуться на родину, однозначно увеличился бы.

Изменит ли увольнение главы Госкомитета по репатриации Зураба Адлейба ситуацию с репатриацией потомков махаджиров?

Виола, 45 лет: Вы знаете, я думаю, что нет.

Почему? В чем основная проблема репатриации?

Виола, 45 лет: Очень много земельных участков свободных, но как что-то, так "занято" – хозяин тут же появляется. Многие приезжают, – но вы же знаете наш менталитет, – и уезжают снова. У них мышление более прозападное. Я там была, и не раз, я это знаю, вижу это. Турция – там моя родня, но у них совершенно прозападный взгляд.

Гиви Допуа: Вопрос не в Зурабе Адлейба. Все дело в том, как человек подходит к этому вопросу – с душой, искренне или ради карьеры, заработка. Если будет самостоятельность у человека, все будет хорошо. Туда надо приводить людей, которые знают это дело. Которые не пожалеют ни ног, ни рук, ни головы, не будут спать, будут бегать, будут заниматься этим процессом. А так, чтобы там сидеть с 9 ч. до 18 ч. и ждать, когда тебе что-то сверху скажут, – так не получается. В репатриации в общей сложности проработал 16 лет. Кстати, ни копейки денег не было. Сейчас какие-то деньги есть, но дело медленно движется, потому что души нет, я так понимаю. И люди у нас какие-то черствые стали, отношение другое стало. Я помню, как абхазы говорили, что отдадут свой участок, половину своего дома. А сегодня многие говорят: "Зачем они нам нужны? Лучше мы здесь поселим других".

Вячеслав, 48 лет: Обеспечение идет, мы очень рады, что приехали из Сирии наши братья. Это очень приятная весть.

Тимур, 38 лет: Обеспечение есть достаточное. Все зависит от них. От их желания приехать сюда, на родину вернуться.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG