Accessibility links

Косые косовские параллели


Абхазия сегодня находится в российском информационном пространстве, в котором действует приоритет исторического права. В Сухуме давно уже поняли, что апеллировать к косовскому прецеденту, обращаясь к Западу, – бесполезно

Абхазия сегодня находится в российском информационном пространстве, в котором действует приоритет исторического права. В Сухуме давно уже поняли, что апеллировать к косовскому прецеденту, обращаясь к Западу, – бесполезно

Я не особенно удивился тому, что такое знаменательное событие, как достижение сербско-косовских соглашений в Брюсселе, прошло почти незамеченным абхазской общественностью, которую в последние дни волновали совсем другие темы и проблемы. Между тем косовский премьер Хашим Тачи заявил, что договор де-юре представляет собой признание Косово со стороны Сербии, и многие международные аналитики солидарны с ним; некоторые также отмечают, что болезненное решение Сербия приняла после визита своего премьера в Москву, и теперь оно будет восприниматься многими сербами, как согласованное с Россией. Конечно, говорить о достигнутом консенсусе было бы опрометчиво; как и следовало ожидать, "компромиссное соглашение" не только в Сербии многие встретили с негодованием, его не приемлют и албанские радикалы. Тем не менее… Грузинская сторона пока, как известно, даже сторонами конфликта абхазов и южных осетин признавать не соглашается.


Вялую же реакцию абхазского общества на информацию об этой подвижке можно, думаю, объяснить комплексом причин. Дело не только в том, что Абхазия находится в российском информационном пространстве, в котором Белград "прав", поскольку Косово – это "колыбель сербской государственности", то есть действует приоритет исторического права, а Приштина "неправа", поскольку косовские албанцы – это мальчиши-плохиши. Таково вообще наше мироустройство, в котором, увы, владычествуют двойные стандарты и всегда находится множество доводов, чтобы в нужном случае объяснить свою поддержку праву народа на самоопределение, а в нужном – соперничающему с ним принципу территориальной целостности государств. В Сухуме давно уже поняли, что апеллировать к косовскому прецеденту, обращаясь к Западу, для нас бесполезно, что западное сообщество все равно останется к таким апелляциям глухо, и это, по-видимому, была дополнительная причина "не сотрясать попусту воздух".

Да, с "нашими" сепаратистами – южными осетинами и приднестровцами – мы не только тесно контактируем, но и создали семь лет назад содружество "За демократию и права народов", НКР – тоже "наши". Со всеми этими государствами мы постоянно обмениваемся делегациями. Что касается Косова, то, несмотря на его вдохновляющий для Абхазии пример – несколько десятков стран, признавших косовскую независимость – и несмотря на то, что это для нас это отнюдь не край земли, на моей памяти только одно активно освещавшееся в СМИ посещение Приштины представителями абхазского гражданского общества – Далилой Пилия и Ираклием Хинтба. Это было в начале 2009 года, задолго до того, как последний стал замминистра иностранных дел РА. Были, правда, потом еще поездки молодежи из Центра "За мир без насилия" им. Зураба Ачба, которым руководит Далила Пилия. Но все это происходило в рамках обмена опытом постконфликтного урегулирования, а отнюдь не налаживания отношений между "сепаратистскими регионами".

В Абхазии убеждены, что у нас больше оснований претендовать на признание мирового сообщества, чем у Косова. Начать хотя бы с того, что абхазы – это самостоятельный народ, у которого нет второй родины. Далее: если Абхазское царство громко заявило о себе на Кавказе еще в конце VIII века, то Косово впервые провозгласило независимость спустя более двенадцати столетий, в феврале 2008-го. Кстати, опять же – примерно через полтора десятка лет после того, как Абхазия восстановила государственность и добилась де-факто независимости. Причем добилась она ее, выстояв при поддержке друзей в полномасштабной войне с Грузией, а не после бомбежек Тбилиси, подобных натовским бомбежкам Белграда и других югославских городов; то есть никто эту независимость ей на блюдечке не преподносил. Единственный тут аргумент в пользу косоваров – их численное превосходство в Косове над сербами. Но тут уж, как говорится, алаверды к Александру Второму – освободителю Западного Кавказа от адыго-абхазского населения и к Сталину с Берией.

В связи с этим у нас всегда с любопытством и не без иронии следили за аргументацией тех, кто пытался объяснить миру, почему то, что позволено Юпитеру в Приштине, не позволено быку в Сухуме. Когда несколько лет назад вопрос на эту тему был задан тогдашнему госсекретарю США Хиллари Клинтон, она, большой, по-видимому, "знаток" истории грузино-абхазских и грузино-югоосетинских отношений, объяснила разницу в подходах Запада тем, что в конфликте в Косово отношения сторон дошли до слишком большой, не сравнимой с нашими, степени ожесточения. Может быть, информация о войне 1992-1993 года в Абхазии, когда ее муж Билл был президентом США, не дошла до госпожи Хиллари?..

Вот и премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили вчера "отжег" во время выступления в Брюсселе на Парламентской ассамблее Совета Европы. Когда глава российской делегации в ПАСЕ Алексей Пушков напомнил ему о решении допустить двоих депутатов парламента Косово принять участие в заседаниях ассамблеи в качестве наблюдателей и спросил, как он отнесся бы к аналогичной возможности для народов Абхазии и Южной Осетии быть услышанными на этом форуме, Иванишвили отмел эту возможность в связи со следующим: "Косово не то, чтобы ограничивало, оно само приглашало международных наблюдателей. Было полностью открыто для международного сотрудничества, что в нашем случае, к сожалению, не происходит. У нас нет возможности вести даже элементарный мониторинг ситуации в Абхазии и Южной Осетии, проводить там гуманитарные акции. Так как они закрыты, я не вижу такой перспективы".

Господин Бидзина сделал вид, что не понимает (трудно поверить в то, что он действительно не понимает): Приштина открыта для международного сотрудничества аккурат с теми странами атлантического альянса, которые сделали все, чтобы Косово пришло к независимости. Но руководство тех же самых стран не устает твердить, что территория Грузии должна быть восстановлена в границах Грузинской ССР, и не только твердить, но и прилагать к этому всевозможные усилия. Вы хотите, чтобы официальный Тбилиси и страны НАТО мониторили ситуацию в Абхазии, но почему-то вам не приходит в голову призвать, чтобы "элементарный мониторинг" в Косово осуществляли Белград и, скажем, российские военные наблюдатели…

Никто, разумеется, и не ожидал услышать от грузинского премьера слов согласия. Но почему бы не ответить просто и откровенно, без затей: мы против, потому что это противоречит нашей задаче восстановления территориальной целостности? Точно так же, мне кажется, западные представители выглядели бы достойнее, если б не скрывали, что их двойные стандарты в данном случае основаны на собственных геополитических интересах в борьбе с другими "полюсами сил".

В статье "Формула народовластия", которую в печати и интернете опубликовал на днях абхазский Фонд экспертного содействия "Аинар" (не путать с медиа-клубом "Айнар"), есть запомнившаяся мне фраза: "…Если Запад сочтет полезным для себя признать Абхазию независимым государством, то нас признают, даже если у нас будут практиковаться публичные казни на площадях". Сказано не без эпатажа, не без гиперболизации, но, по сути, верно. И далее в статье говорится, что Косово на момент признания Западом являлось большой фабрикой по разборке человеческих существ на органы с последующей их поставкой в западные клиники, героиновым центром… Опять гиперболизация, ибо нельзя мазать весь народ одной краской; нельзя судить обо всех украинцах на основании жизни и "деятельности" Чикатило, а обо всех грузинах – на основе поведения отдельных "галстукоедов"... Тем не менее с основным посылом здесь трудно не согласиться.

Сегодня мы обменялись мнениями с политологом Далилой Пилия, у которой еще свежи в памяти впечатления о поездках в Косово. На ее взгляд, ситуация там еще далека до разрешения. Что касается выступления в ПАСЕ Иванишвили, то она обратила внимание на его согласие, чтобы абхазы и южные осетины присутствовали здесь… в составе грузинской делегации. И это еще раз подтвердило, что, несмотря на бурную, доходящую до оскорбительных выпадов заочную полемику между грузинскими президентом и премьером, их позиции относительно урегулирования этноконфликтов по существу ничем не разнятся.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG