Accessibility links

Насколько убедительна риторика Иванишвили?


По мнению политолога Гии Хухашвили, Бидзина Иванишвили заранее ничего сказать не может, он не хочет опережать заключительное слово прокуратуры

По мнению политолога Гии Хухашвили, Бидзина Иванишвили заранее ничего сказать не может, он не хочет опережать заключительное слово прокуратуры

ПРАГА---Вчера вечером премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили в интервью телекомпании "Рустави-2" заявил, что не исключает того, что террористы, в том числе и исполнители бостонского теракта, могли проходить подготовку в Грузии и результаты расследования инцидента в Лапанкури могут быть шокирующими. Сегодня Михаил Саакашвили заявил: "Я, как президент, с полной ответственностью заявляю, что Грузия не только никогда не участвовала в подготовке каких-либо террористов, но именно мы сделали все для того, чтобы Грузия была безопасным и ответственным членом международного сообщества". У нас на телефонной связи из Тбилиси политолог Гия Хухашвили.

Александр Касаткин: Гия, кто более убедителен в своей риторике, на ваш взгляд?


Гия Хухашвили: Я думаю, что Бидзина Иванишвили - по очень простой причине: если происходит на территории страны что-либо нелицеприятное для репутации государства, думаю, мы это должны не скрывать, а изучать и давать определенную оценку. Заранее поднимать истерику со стороны Саакашвили, как минимум, неразумно. В принципе, когда он выражает протесты по таким поводам, он тем самым признается, что на самом деле было что-то не так. Если там все было в порядке, зачем он поднимает эту шумиху? И когда он говорит, что это повредит грузинскому государству, тем самым он как бы косвенно признается в том, что там было что-то не в порядке.

Никто не настроен и не расположен действовать в ущерб государству. Я думаю, что в данном случае, логически, реакция Саакашвили была на самом деле абсолютно неадекватной. Бидзина Иванишвили, в принципе, заранее ничего сказать не может, есть какие-то вопросы у прокуратуры, и он не хочет опережать заключительное слово прокуратуры. Что в этом было такого, из-за чего нужно было начинать истерику и говорить о каких-то государственных интересах, я не могу понять. Следствие есть следствие, и при чем тут государственные интересы?

Александр Касаткин: В той же беседе на "Рустави-2" Иванишвили заявил, что в оборонной доктрине Грузии нет больше строгого упоминания России в качестве главной опасности страны. Между тем сегодня министр обороны Грузии Ираклий Аласания разъяснил, что "единственное, что было добавлено после согласования с премьером, –- это новая реальность, тот прагматизм, который появился в нашей политике в отношении России, что начинается диалог по гуманитарно-торговым вопросам, и это дает маленькую надежду на то, что в перспективе возможно начало нормализации отношений между Россией и Грузией". Однако и Иванишвили уверен, что серьезных улучшений отношений между странами ждать пока не приходится. Гия, с чем, на ваш взгляд, связан такой пессимизм?

Гия Хухашвили: Что касается доктрины, – я не большой специалист в этой области, – если, согласно ей, Россия считалась основной опасностью для страны, то сейчас здесь можно что-то смягчить в некоторой степени. Я не могу вникнуть в детали, потому что на самом деле недостаточно информирован. Что касается второго вопроса, на самом деле сейчас наши отношения на довольно-таки низком уровне. В дипломатических отношениях есть системные проблемы в смысле целостности грузинского государства, здесь есть конфликт в понимании того, что происходило тогда, и, конечно же, сейчас назвать формулу улучшения отношений невозможно.

Но если опять же в динамике рассматривать все это и начать с чего-то, это дело имеет перспективу, но сказать, что сегодня или завтра можно достичь каких-то политических результатов, – это на самом деле очень сложно. Нужно пройти довольно долгий путь. Движение по этому пути начато, насколько я понимаю, есть определенный диалог, налаживаются какие-то интеграционные процессы и активность в развитии экономических связей, но это первые шаги. Сам я настроен оптимистически, но сегодня говорить о неком прорыве или некой формуле дальнейших действий не приходится. Мы должны смотреть, как будет в динамике развиваться глобальная политика, как мы найдем точки соприкосновения в понимании интересов друг друга и т.д.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG