Accessibility links

Можете меня называть хроническим скептиком, беспросветным пессимистом, но я почему-то уверен, что Контрольная палата, о необходимости которой, словно о панацее от всех коррупционных бед, так долго твердила нынешняя оппозиция, не способна изменить ничего в существующем укладе жизни абхазской бюрократической машины.

При всем уважении к новоназначенному руководителю ведомства Роберту Аршба, чью кандидатуру по предложению президента поддержали единогласно все депутаты, в том числе и от оппозиции, данная структура абсолютно непригодна для "ловли мышей". Ну не может исполнительная власть себя эффективно контролировать. Тут даже к гадалке ходить не нужно.

Вот есть такая контрольная служба, как КРУ (Контрольно-ревизионное управление). Кстати, Роберт Аршба, судя по той биографической справке, что дает государственное информационное агентство "Апсныпресс", долгое время работал именно там. Несмотря на то что КРУ функционирует уже очень давно (в начале при Минфине, затем в качестве структурного подразделения Администрации президента), то есть она - почти ровесница нашей государственности, о ее деятельности мало кто слышал. Громких подвигов на ниве разоблачения злостных расхитителей государственных средств за ней не значится. Впрочем, когда скоропостижно скончался президент Сергей Багапш и властная элита, не придя к консенсусу, вынуждена была пойти на внеочередные выборы двумя колоннами (одна двинулись за Александром Анкваб, другая - за Сергеем Шамба), уже после выборов некоторые "промахнувшиеся" чиновники стали фигурантами коррупционных дел. Очень возможно, что в этот момент КРУ и сыграло роль ангела мщения. Однако после того как монолит власти был восстановлен, чиновники, согласно официальной версии, воровать тут же перестали. С тех самых пор никто ничего не слышал о каких-либо проверяющих, надзорных ведомствах, к созданию или деятельности которых приложила руку исполнительная власть.

И вот сейчас с благословения этой самой исполнительной власти формируется Контрольная палата. Я, признаюсь, поражен до глубины души, что наша почти непримиримая оппозиция лелеет какие-то странные надежды относительно ее будущего.

Наверняка новая структура время от времени будет рапортовать о своих "трофеях", чтобы хоть как-то оправдать сам факт своего существования. Но, как мне кажется, ловить главным образом станут "мелочь пузатую" - по наводке самой власти. Крупные крысы действуют в недоступной для контрольных органов зоне. Их судьба – это прерогатива высших сил, которые как раз и решают, кого отдать на растерзание, а кто останется под высокой защитой.
Во время зимних протестов оппозиционеры, посвятившие немалую часть своих претензий теме коррупции, вместо того чтобы предложить конкретные меры по борьбе с нею, потребовали отправить в отставку правительство. Это было прекрасное и мудрое решение, поскольку ведь никто не сомневался, что стоит оппозиции чуть возвысить голос, президент Анкваб немедленно сделает ручкой всем своим министрам.

А почему нельзя было разработать законопроект, согласно которому кандидатура руководителя Контрольной палаты согласовывалась бы с парламентским меньшинством? Простая, как мычание, идея создания контрольного ведомства получила отражение в резолюциях зимних митингов, но шевельнуть хотя бы пальцем для разработки конкретной законодательной инициативы с прописанными механизмами подотчетности этой структуры – нет, на это у изнемогающих в борьбе с жестоковыйной властью оппозиционеров сил уже не нашлось. Формально Александр Анкваб выполнил одно из требований оппозиции – поставил на колеса новую государственную службу, призванную выявлять хищения и расхитителей. В коллекции разнообразных проверяющих структур появилась еще одна заводная машинка. И такое положение дел – это целиком и полностью заслуга оппозиции, чья практическая хватка не перестает "восхищать" общественность.
XS
SM
MD
LG