Accessibility links

Греки Абхазии – народ-скиталец


В Абхазии сегодня проживают около двух с половиной тысяч греков. Вклад греческой общины в историю развития экономики, культуры, общественной жизни Абхазии последнего века трудно переоценить

В Абхазии сегодня проживают около двух с половиной тысяч греков. Вклад греческой общины в историю развития экономики, культуры, общественной жизни Абхазии последнего века трудно переоценить

Сегодня в Центре "За мир без насилия" им. Зураба Ачба в Сухуме состоялась презентация изданной в Афинах на греческом и русском языках книги исторических очерков Николая Иоаниди "Греки в Абхазии".

На презентацию пришли представители греческой общины Абхазии, властных структур (в частности, министр иностранных дел республики Вячеслав Чирикба) и интеллигенции. Открывшая встречу писатель и журналист Надежда Венедиктова предоставила слово хорошо известному на Южном Кавказе ученому, автору ряда книг, работающему ныне в Вашингтоне "англичанину с голландской фамилией", как он представился, Томасу де Ваалу. Именно он сделал возможным выход спустя несколько лет после смерти автора этого солидного, объемом почти в триста страниц издания. Путь его к читателю был довольно долгим. Последним препятствием стал экономический кризис, разразившийся в Греции, но и его удалось преодолеть… Томас де Ваал рассказал о том, что побудило его заняться выпуском этой книги. Еще в юности он увлекся Россией и Грецией. Впервые побывав в Абхазии накануне грузино-абхазской войны, Томас познакомился здесь с представителями греческой общины, а вновь приехав к нам спустя годы, много общался с начальником Республиканского архивного управления Николаем Иоаниди и загорелся желанием помочь ему издать его труды.


Кстати, я тоже знал в послевоенные годы Николая Николаевича, иногда печатал в газете его статьи. И у меня, как и у всех остальных, знавших его, остались о нем воспоминания как об исключительно трудолюбивом, порядочном и скромном человеке, неутомимом исследователе. (Собственно, и обо всех греках в Абхазии издавна существует представление как о трудягах; впрочем, в Евросоюзе нынче о Греции после разразившегося там кризиса, насколько знаю, думают иначе, хотя это, на мой взгляд, ошибочное мнение).

Выступавшие на презентации благодарили Томаса де Ваала и всех, кто помогал ему в осуществлении этого издания. Руководитель греческой общины Абхазии гудаутец Дмитрий Севастиди сказал также:

"В Абхазии сегодня проживают около двух с половиной тысяч греков. Новая история, сами знаете, была связана с высылками, переселениями… 1915-21 годы – это переселение из Турции. Потом 1949-й год – высылка в Казахстан. Потом 1992-й – события последние, война. Основная масса населения уехала. Но сегодня у нас тенденция к реэмиграции… я не знаю, как правильно сказать… Существует уже небольшая тенденция возвращения из Греции сюда в связи с кризисом в Евросоюзе, как известно. Приехало несколько человек, работают. Строят свои магазины, занимаются автосервисом, в строительстве принимают участие. Вот так вот, тихо-тихо, мы вместе с абхазским народом строим нашу молодую государственность".

Преемник Николая Иоаниди в должности начальника Архивного управления Роман Гвинджия поделился воспоминаниями об авторе книги и не мог не остановиться на трагической истории архива, сожженного в начале грузино-абхазской войны грузинскими военными:

"Первый раз его подожгли, а потом уехали сжигать АбНИИ. Местные жители начали тушить: ну, архив все-таки. И – приехали заново, кто-то, видимо, дал информацию. Автоматными очередями разогнали жителей, расставили там что-то типа оцепления и уже дожгли окончательно. 22 октября 1992 года. В один и тот же день сожгли… Иногда путают: говорят, АбНИИ вначале; нет, вначале архив. Просто архив потушили, и они вернулись. Там были замечены и официальные лица Грузии. Из так называемой военной полиции люди. И после войны грузинские историки начали доказывать: это не мы, не наши, это война. Но есть факт вызова пожарной службы, которую не пустили тушить, сохранились записи в пожарной службе. Так что это доказанный факт".

Секретарь Совета безопасности Республики Абхазия, известный абхазский историк, профессор АГУ Станислав Лакоба, который тоже хорошо знал Николая Иоаниди, вспоминал о том, как эта варварская акция повлияла на Николая Николаевича:

"Он, конечно, очень переживал по этому поводу. Потому что он был человек очень справедливый, благородный человек был. И я думаю, что это самая лучшая память о нем, которую вы могли сделать", – сказал Станислав Лакоба, обращаясь к Томасу де Ваалу.

Как и другие выступавшие, он уделил немало внимания трагической истории выселения понтийских греков из Абхазии в 1949 году. Это была жуткая картина – когда десятки собак из опустевших греческих дворов с лаем бежали по шпалам за своими хозяевами, которых увозили железнодорожными эшелонами. Бежали до новоафонских тоннелей, бежали в тоннелях…

В последнем, седьмом очерке книги, который называется "1990-2004 годы", Николай Иоаниди приводит такие печальные для греческой диаспоры Абхазии цифры: она "уменьшилась по сравнению с 1939 г. в 30 раз, 1979 г. – в 10-12 раз, с 1989 г. – в 6-7 раз". Действительно, по результатам переписи 1939 года в Абхазии жило 34, 6 тыс. греков, что составляло 11,1 % ее населения. Но если сравнить это с цифрами, приведенными в выступлении Дмитрия Севастиди, число греческого населения в Абхазии по сравнению со временем, когда Николай Николаевич писал свой очерк, все же возросло.

В любом случае вклад греческой общины в историю развития экономики, культуры, общественной жизни Абхазии последнего века трудно переоценить.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG