Accessibility links

Социалист Ника Маркс и другие "сумашедшие"


Молодые социалисты считают, что
Грузия пока не готова к социалистической революции, скорее необходимо способствовать эволюционному процессу и постепенному переходу к государству социального типа

Молодые социалисты считают, что Грузия пока не готова к социалистической революции, скорее необходимо способствовать эволюционному процессу и постепенному переходу к государству социального типа

Стычка студентов с полицией во время первомайской демонстрации в центре Тбилиси резко активизировала интерес общества к радикальным молодежным движениям левого толка.

С молодым социалистом Никой Кобуладзе мы встречаемся в одном из модных кафешек в центре Тбилиси – место довольно буржуазное, но Нику это не отпугивает. Он сам считает, что прошло время "показного" социализма, и вообще левое движение уже давно идет в ногу со временем и отмежевалось от социализма советского типа. Ника Кобуладзе объясняет, что он лично не имеет ничего против частной собственности и роста доходов предпринимателей, если, конечно их состояние нажито честным путем:

"Люди, которые наворовали когда-то, они что – частные собственники? Люди, которые под коррупционную схему взяли за копейки какое-нибудь учреждение, это что – нормальная частная собственность? Они что – сами ее создали?"


Впрочем, раскулачивать кого-то пока не время, считает молодой социалист. Ника Кобуладзе уверен, что Грузия пока не готова к социалистической революции, скорее, считает он, необходимо способствовать эволюционному процессу и постепенному переходу к государству социального типа. Сам он левыми идеями заинтересовался еще будучи подростком, именно тогда к нему пристало громкое прозвище "Ника Маркс". Говорит, что сначала немного стеснялся этой клички, но потом сжился и теперь даже гордится ею.

Ника Маркс рассказывает, когда он в полной мере проникся левыми идеями. Произошло это вскоре после "Революции роз" в Грузии. Он был одним из немногих ребят его возраста, которые не то чтобы не впали в эйфорию, происходящее вызывало у них глубокие сомнения, если не сказать больше:

"Когда я учился, моими друзьями были те, кто впоследствии стали молодыми лидерами "националов". Так как я сам лично знал их, как-то не верилось, что эти люди хотят что-то исправить".

Все девять лет правления "Национального движения" Ника Кобуладзе выступал последовательно против правящей партии и того либертарианского курса, которым команда "Национального движения" вела страну. Не был он и большим поклонником грузинской внешней политики страны – Ника искренне не понимает, зачем Грузии нужно НАТО, а уж тем более Североатлантическому альянсу – Грузия. В противовес этой концепции он поддерживает ориентацию на Евросоюз, чем вызывает неудовольствие многих коллег по цеху. Но внутренние противоречия – это легкое недоразумение в сравнении с остракизмом, которому молодых леваков подвергает грузинское общество. Им впору ощущать себя изгоями:

"Нас просто-напросто называли сумасшедшими, говорили, что мы хотим построить Советский Союз. И нет смысла доказывать им, что мы не хотим возвращения в Советский Союз и что именно в Союзе [истинных] левых гоняли больше всего".

Однако ситуация постепенно меняется, говорит Ника: если несколько лет назад в Грузии было не больше десятка молодых активистов левой ориентации, то теперь их количество заметно выросло. Основанная в 2011 году организация "Лаборатория 1918" теперь стала самым крупным объединением молодых левых сил в стране. Здесь представлен широкий спектр движений – от феминисток до анархо-синдикалистов. Недавнее первомайское шествие тому подтверждение – левакам удалось вывести на улицы уже сотни людей. Среди них, разумеется, был и Ника Кобуладзе, во время стычек с полицией он в числе еще нескольких десятков активистов угодил в полицейский участок. Сам он утверждает, что это недоразумение – левые силы не ассоциируют себя с коктейлями Молотова и разбитыми витринами, по крайней мере пока:

"Я сейчас не считаю, что бить стекла – это нормально, но если наш властный класс не пойдет на уступки, то я не уверен, что ребята, которые появятся после меня, будут так же этому противиться. Сейчас витрины не бьют, но я не дам гарантии, что этого не будет завтра".

Под уступками Ника подразумевает в первую очередь предоставление широких прав рабочим – его организация принимала непосредственное участие в изменении Трудового кодекса, однако он сам считает, что принимаемые сейчас поправки сделают из "очень плохого" кодекса "просто плохой" и защитники прав трудящихся не прекратят борьбу за его улучшение. Сам молодой социалист уверен, что не за горами и то время, когда в грузинский парламент войдут левые силы и займут там существенные позиции – он видит себя в депутатском кресле. Образование у Ники для этого пригодное – он имеет степень бакалавра экономики и магистра политических наук. Маркс предполагает, что пришло время "честных депутатов", которые идут в политику не для коррупционных сделок и популярности, завоевываемой с помощью пустых обещаний, они становятся политиками, чтобы отстаивать благо народа. Есть у него и свои герои, среди которых в числе первых, естественно, Карл Маркс, Эрнесто Че Гевара и покойный президент Венесуэлы Уго Чавес. Последнего он отказывается считать диктатором:

"В "диктаторской" Венесуэле есть только два государственных канала и пять оппозиционных, а в "демократической" Грузии всего два года назад было ровно наоборот".

Мириться с такого рода стереотипами Ника считает излишним – он на себе прочувствовал всю несправедливость ярлыков и предвзятости. Сейчас, пока мы с ним беседуем в кафе, трое его товарищей находятся в суде в ожидании обвинения из-за участия в первомайской демонстрации. Не исключено, что предстать перед судом придется и самому Нике, но он говорит, что к трудностям социалистам не привыкать, и даже наоборот – признается, что такая негативная реклама может сослужить молодым "красным" хорошую службу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG