Accessibility links

ВАШИНГТОН---Грузинская делегация будет представлена на предстоящей зимней Олимпиаде в Сочи. За это решение единогласно проголосовали члены Национального олимпийского комитета кавказской республики. Уже на будущей неделе от Грузии будет направлена соответствующая заявка. Решение грузинского НОК было полностью поддержано главой правительства Бидзиной Иванишвили, который заявил, что его страна примет участие в играх без всяких предварительных политических условий. Можно ли рассматривать это решение как успех России? Станет ли оно важным шагом в процессе нормализации отношений между Тбилиси и Москвой?

Игры в Сочи станут шестой зимней Олимпиадой для Грузии после обретения ею независимости. В отличие от летних видов спорта, шансы грузинской команды на успех в главном зимнем соревновании четырехлетия невысоки. За предыдущие пять игр команда Грузии не получила олимпийских медалей. Однако большой спорт в наши дни – это не только торжество соревновательного духа, но не в меньшей степени бизнес-индустрия и политический интерес.


И проведение игр в Сочи на границе с Абхазией, которая рассматривается в Тбилиси как неотъемлемая часть единой Грузии, почти что автоматически превращает сочинский олимпийский проект в составную часть сложных и противоречивых российско-грузинских отношений. До осени 2012 года официальные грузинские власти сделали немало заявлений и практических шагов (таких как признание "геноцида черкесов"), демонстрирующих готовность к бойкоту игр. Однако после победы на парламентских выборах коалиции "Грузинская мечта" "олимпийская тема" получила другую интерпретацию. И хотя майское решение НОК Грузии было позитивно встречено в международных СМИ как доказательство потепления отношений Москвы и Тбилиси, его едва ли стоит рассматривать как сенсацию. Еще в конце прошлого года Бидзина Иванишвили заявлял о необходимости принять участие в Олимпийских играх. И укрепив свои позиции внутри страны и на международной арене, премьер-министр перешел к практической реализации своих тезисов.

Сегодня среди российских чиновников, политиков и комментаторов, близких к Кремлю, наверное, найдется немало таких, кто поспешит записать это решение НОК Грузии, поддержанное правительством этой страны, в свой актив. В самом деле, объективно данный шаг помогает организаторам игр. История с бойкотом даже со стороны маленькой кавказской республики создала бы вокруг сочинского проекта, лично важного для Владимира Путина, ненужный ажиотаж.

Однако внешняя уступчивость Тбилиси вызвана отнюдь не гениальной креативностью представителей официальной Москвы. Во-первых, Иванишвили продолжает свое наступление на позиции "Единого национального движения". В логике внутриполитической борьбы им используются разные средства. Здесь и расследование событий 2008 года, и преследование близких соратников действующего президента. Что же касается российского направления, то для премьер-министра крайне важно показать, что все проблемы с Москвой, которые имеют негативные последствия для его сограждан, прямо или косвенно связаны с Саакашвили и его командой. Следовательно, разблокируя российско-грузинские отношения, есть шанс и на улучшение положения рядового избирателя. В этом контексте следует рассматривать и готовность принять участие в предстоящих играх.

Во-вторых, российско-грузинские отношения развиваются не в вакууме. Для Иванишвили процесс нормализации чрезвычайно важен для укрепления его позиций на Западе. И здесь нет ничего парадоксального, как может показаться на первый взгляд. При всей критической риторике, обращенной против действующей российской власти, США и их союзники заинтересованы в сотрудничестве с Москвой по широкому спектру вопросов безопасности, начиная от Афганистана и заканчивая антитеррором. И если Владимир Путин не сделает что-то уж совсем из ряда вон выходящее, Вашингтон и Брюссель не станут углублять имеющиеся сегодня противоречия с Кремлем. И появление человека, готового к прагматизации отношений с Москвой на постсоветском пространстве, в США и в ЕС воспринимают скорее позитивно, поскольку устали от фирменного стиля Саакашвили по использованию Запада для собственного внешнеполитического самоутверждения.

В этих обстоятельствах нет особых надежд на массовый бойкот игр по образцу Москвы-1980. А если такового не будет, то для Грузии ее неучастие в Олимпиаде создает больше проблем, чем выгод. Одно дело – быть в одном протестном потоке со всем "сообществом демократий", и совсем другое – индивидуальный бойкот. Сегодня же у Тбилиси появляется шанс показать всему миру: грузинские власти готовы идти навстречу стране, с которой у них существует немало неразрешенных проблем. Тем самым посылается сигнал внешнему миру, а вместе с тем и вопрос: "Чем ответит Москва?" И, конечно же, имидж Иванишвили, как конструктивного и предсказуемого политика, значительно укрепляется. Следовательно, российским властям теперь нужно будет приложить определенные усилия для выработки своих конструктивных предложений.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG