Accessibility links

Во время пасхальной службы Патриарх предложил запретить аборты на законодательном уровне. Как вы относитесь к этому?

Богдан, 27 лет: Это нам, наверное, часика два надо пообщаться, чтобы объяснить мое отношение, оно у меня неоднозначное. Но я, скорее, все-таки поддерживаю. Суть в том, что запрещать их надо, когда люди морально к этому будут готовы, то есть будут подходить к этому вопросу с умом.

Мери, 70 лет: Нельзя делать аборты, наш народ должен размножаться! Чем больше будет рождаться людей, тем больше нас всех станет. Понятно, что люди живут в нужде. Некоторые второго ребенка родить не могут. Но это не повод не думать об увеличении численности народа.

Гуранда, 36 лет: Вот моя сестра сейчас забеременела, и не знаем что делать: рожать четвертого ребенка или избавляться от него. Вообще, конечно, аборт – это очень большой грех. Но что делать, если нет средств, чтобы поднять ребенка? Его же надо кормить, одевать, жить как-то надо.


Цотнэ, 38 лет: При коммунистах у нас по закону аборт нельзя было делать. Но все равно делали. Сейчас тоже, если в грузинское законодательство вернуть пункт о запретах, аборты будут продолжать делать, но ведь сами знаете как: не в больницах, а в частном порядке кто-то все равно будет делать.

Если действительно такой закон примут, как следует наказывать женщину, которая сделала аборт?

Цотнэ: Если меня спросить, то в первый и во второй раз следует штрафовать, а потом я бы присудил таким женщинам год тюрьмы.

Кристи, 26 лет: Это очень сложная тема, пусть юридические вопросы обсуждают депутаты. Но, по-моему, наказывать надо, но не самым строгим образом. Можно, например, наказать общественным трудом или чем-то в этом роде, как будет предусмотрено в кодексе.

Шота, 28 лет: Она уже сама себя наказала, может, пока этого и не осознает. Сажай ее в тюрьму – не сажай, ничего уже не изменить. Даже будучи не очень верующим человеком, я считаю, что это убийство.

Почему вообще возникает эта необходимость – делать аборт?

Шота: Необразованное у нас общество. Нежелательная беременность – это результат непросвещенности. Пусть научатся покупать презервативы.

Может, следует тогда не закон принимать, а рассказывать о том, как надо предохраняться?

Шота: Одно другому не помеха.

Саша, 18 лет: Это дело женщины, и никто никогда ей не запретит. Хочет – пусть делает, не хочет – не делает. Не надо сюда законодательство вмешивать.

Маико, 21 год: Я не думаю, что таким путем удастся искоренить аборты в Грузии. Да, действительно, это очень большой грех, но многим приходится на него идти. Бывает же так, что женщину изнасиловали, а у нее нет денег, чтобы содержать ребенка. Все равно тайком будут делать аборты. И лучше, чтобы это делали врачи, а не какие-то случайные люди, чтобы женщине хуже не стало.

Кристина, 17 лет: Я считаю, что в Грузии вообще такие люди живут, которые меньше делают аборты, чем в других странах. Они более верующие, и у них иное отношение.

А если закон все-таки примут, это сократит число абортов?

Кристина: Я считаю, что да. Но полностью не искоренит проблему. Бывают такие случаи, что невозможно не избавиться от ребенка, и приходится делать. Но в целом, конечно, уменьшится число абортов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG