Accessibility links

Запретить аборты – помочь рождаемости?


Грузинские правозащитницы приводят тревожную статистику: по данным международных организаций, Грузия оказалась в четверке лидеров среди стран, которые практикуют прерывание беременности из-за нежелательного пола ребенка

Грузинские правозащитницы приводят тревожную статистику: по данным международных организаций, Грузия оказалась в четверке лидеров среди стран, которые практикуют прерывание беременности из-за нежелательного пола ребенка

Патриарх Грузии в своем пасхальном послании призвал правительство страны запретить аборты на законодательном уровне, спровоцировав тем самым очередной всплеск интереса к этой проблеме в грузинском обществе.

Аборты в Грузии можно делать при сроках беременности до 12 недель. По мнению Грузинской православной церкви, которое выразил на пасхальных выходных ее глава – Патриарх Илия Второй, законодательство нужно изменить. Каким бы ни был срок беременности, аборт – это убийство, считает Патриарх, указывая на тяжелую демографическую ситуацию в стране и высокую статистику прерываний беременности – 36 тысяч случаев за последний год. Послание патриарха огласил его представитель, отец Деметре:

"Это происходит по желанию и решению родителей, это ужасное убийство невинного, беспомощного существа. И врач – соучастник этого убийства. Когда в стране такое тяжелое демографическое положение, я думаю, что государство должно принять закон, запрещающий аборты, но, конечно, допускающий некоторые исключения".


При этом Патриарх заявил, что церковь возьмет на себя заботу о воспитании младенцев, от которых откажутся родители, чтобы обеспечить их выживание.

Демографическую проблему в Грузии не решить запретом абортов, считает грузинский премьер Бидзина Иванишвили, ответивший на обращение Патриарха. Премьер считает, что в первую очередь необходимо улучшать экономические условия населения, тогда и количество абортов снизится.

Ситуация довольно неоднозначная, говорит врач-гинеколог Мзия Гамбашидзе. По ее словам, население не в полной мере владеет информацией о планировании семьи и контрацепции, из-за чего уровень абортов высок. Вспоминает она и о случаях, когда ее пациентки отказывались от средств контрацепции по совету личного священника. Однако после многолетней практики, говорит Мзия, она сама отказалась делать аборты пациенткам по этическим причинам. Тем не менее женщина выступает против запрета на законодательном уровне:

"Никакого запрета! Он существовал во времена коммунистов, и сколько людей погибло, делая аборты в грязных помещениях, нелегально?! Сколько врачей было посажено из-за этого в тюрьму?! Это не выход из ситуации".

Глава парламентского комитета по делам здравоохранения Дмитрий Хундадзе считает, что эту проблему следует серьезно обдумать и обсудить. Он обещал поставить в парламенте вопрос, однако лишь по одному типу абортов – селективному, когда от эмбриона избавляются из-за его "неправильного" пола. Как отмечает Хундадзе, этот вид прерывания беременности широко распространен в Грузии, составляя треть от общего количества абортов. При этом депутат заявляет, что вводить законодательные запреты смысла не имеет:

"Невозможно полностью запретить прерывание беременности, так как это вызовет рост количества подпольных абортов, а это, в свою очередь, приведет к росту смертности. Мы рассмотрим эту тему с соответствующими специалистами на заседании комитета".

Согласна с парламентарием и правозащитница Нина Цихистави, которая возглавляет НПО "Кавказская женская сеть". Право женщины на аборт она считает незыблемым, однако приводит тревожную статистику: по данным международных организаций, Грузия оказалась в четверке лидеров среди стран, которые практикуют прерывание беременности из-за нежелательного пола ребенка. В подавляющем большинстве случаев жертвами селективных абортов становятся девочки, говорит правозащитница.
XS
SM
MD
LG