Accessibility links

Должна ли церковь заниматься политикой?


Считалось, что патриарх – это один из лидеров грузинского народа, что его заявления не раз носили политический характер, они влияли на внутреннюю и внешнюю ситуацию

Считалось, что патриарх – это один из лидеров грузинского народа, что его заявления не раз носили политический характер, они влияли на внутреннюю и внешнюю ситуацию

ПРАГА---Продолжаем тему. У нас на линии прямой связи из Тбилиси теолог Леван Абашидзе.

Олег Кусов: Я вас попрошу высказать свое мнение по поводу заявления патриарха. Но сначала небольшая справка. Перед программой я просмотрел статистику. Аборты запрещены во многих странах мира, но больше всего в Африке, следом идет Латинская Америка, Азия. Меньше всего – в Европе, всего в трех странах. Я не считаю, что европейские власти не обеспокоены проблемами демографии, они довольно актуальны для Европы, но все-таки у меня складывается ощущение, что руководство таких стран, как Ирландия, Польша, Мальта, не враги своему народу.

Заявление патриарха все-таки касается светских прав жителей Грузии. Нормально, когда патриарх об этом говорит на проповеди, когда он говорит, что аборт – это смертный грех и т.д., но нормально, когда он пытается внести законодательную инициативу в парламент?


Леван Абашидзе: Во-первых, я хочу обратить ваше внимание на то, что связывать законодательный запрет на аборты с демографической проблемой в высшей степени непрофессионально. Как известно, эти вещи между собой не связаны, и я думаю, что не очень хорошо, когда в послании патриарха одной из причин называется тяжелое демографическое положение. Я думаю, что наши политические лидеры правильно ответили, что для решения демографической проблемы нужно решить другие вопросы, а вовсе не вводить запрет на аборты. Конечно, лучше было бы, если бы патриарх ограничился призывом к пастве, в первую очередь христианам, напомнив им, что это грех, и чтобы они уклонялись от абортов, чем призывать государство принять соответствующее законодательство.

Вы правильно отметили, что запрета на аборты нет в большинстве развитых стран. И это естественно, потому что это очень сложный вопрос, в котором пересекаются права женщины с правами еще не родившегося ребенка. Полный запрет нигде не оправдывает себя. Надо определить какие-то сроки – у нас это 12 недель, – в течение которых можно делать аборт. Что еще важно, – и эта проблема связана и с православной, и с католической церквями, – что они борются со всеми другими средствами контрацепции, т.е. со всеми другими методами планирования семьи. К сожалению, иногда эта борьба с планированием семьи ведет именно к аборту.

Олег Кусов: Я представляю, что многие из политиков уже обратили внимание на то, что Грузинская православная церковь уже в который раз занимается политикой. В данном случае внутренней политикой и демографией. У вас есть ощущение, что новое руководство Грузии, в частности премьер-министр Бидзина Иванишвили, обеспокоен разрастающимся влиянием церкви, и заявление Иванишвили, который вступил в спор с патриархом, говорит об этом? Иванишвили уже не устраивает та ниша, которую патриархия занимала прежде в Грузии?

Леван Абашидзе: А какую нишу она занимала прежде?

Олег Кусов: Считалось, что патриарх – это один из лидеров грузинского народа, что его заявления не раз носили политический характер, они влияли на внутреннюю и внешнюю ситуацию. Например, в отношении Абхазии и Южной Осетии, его встречи в Москве с Путиным и другими.

Леван Абашидзе: Мне сейчас трудно сказать, что думает премьер-министр, но по крайней мере по его реакции можно это трактовать по-разному. Но у меня сложилось впечатление, что это совершенно нормальная реакция, когда политик занимается своим делом, отвечает церкви. Знаете, такой четкой грани ведь нет. Что значит, церковь не должна заниматься политикой? Например, в первых веках церковь призывала государство запретить гладиаторские игры, и мы знаем, что церковь была абсолютно права, выступая с такими, можно сказать, политическими предложениями.

Здесь речь идет о мере. Я думаю, что постепенно у нас все встанет на свои места. Церковь, конечно, может высказаться, а политики и медицинское сообщество могут спокойно ответить. Я думаю, что все нормально.

Олег Кусов: Леван, давайте посмотрим на этот вопрос с другой стороны: заявление патриарха, на ваш взгляд, прибавит ему популярности в обществе, или наоборот?

Леван Абашидзе: Трудно сказать. Думаю, что наоборот, потому что здесь столько всего намешано: и демография, и смертный грех, и, например, есть такие слова в этом послании, что в Европе и других странах массмедия под влиянием либеральной идеологии даже поощряет аборты, что просто неправда. Это какой-то антизападный выпад. Я не думаю, что это добавит патриархии и нашей церкви авторитет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG