Accessibility links

"Мы здесь ближе к осетинскому народу"


На вопрос об объединении двух частей Осетии, жители Владикавказа ответили, что желание, конечно, есть, но этот вопрос зависит от решения властей

На вопрос об объединении двух частей Осетии, жители Владикавказа ответили, что желание, конечно, есть, но этот вопрос зависит от решения властей

Один из живописных владикавказских скверов в центре города стал традиционным местом сбора выходцев из Южной Осетии и внутренних районов Грузии. Здесь за неторопливой беседой, игрой в нарды или просто за чтением свежих газет можно встретить заинтересованных собеседников, живо обсуждающих судьбу своей родины.

Таймураз Дзукаев – невысокий смуглый седой старик в фетровой шляпе и ярко-синем пиджаке – рассказал мне, что полвека живет во Владикавказе, хотя и родился в селении Ерман Южной Осетии. В тех краях в начале прошлого века в научной экспедиции побывал крупнейший специалист по флоре Кавказа профессор Николай Буш. Таймураз помнит, что ученого особенно интересовали целебные травы, которыми богата природа Южной Осетии. После школы Таймураз поступил на географический факультет Югоосетинского пединститута, однако всю жизнь проработал на стройках. Перебравшись за Кавказский хребет, приобрел новую специальность.

"Переехал в Северную Осетию, потому что мои братья сюда переселились. Да и обстановка была невыносимой. Случались конфликты с грузинами, давление со стороны властей Тбилиси было сильное. Например, заставляли менять фамилии, приписывать к осетинским фамилиям окончание "швили". Я Дзукаев, и меня на работу не принимали, требовали, чтобы я написал Дзукашвили".

Мой собеседник говорит что, грузины и осетины почти никогда не уживались мирно. Земельные распри часто были источником межнациональной розни.

"Плохо жили. Потому что нам, осетинам, не разрешали жить так, как мы хотели. Притесняли, вытесняли. Грузинам нравились наши места, земли. Они хотели, чтобы мы оттуда уехали. И раньше такие же были отношения, как сейчас".

"Эхо Кавказа": А вы бы хотели объединения двух частей Осетии?

"Конечно, осетины хотят объединиться, но мешает граница. Этот вопрос зависит от властей, как решат "наверху". Но наши власти не заинтересованы. Ждут, когда сверху скажут Путин, Медведев…"

Таймураза Дзукаева, как опытного строителя, затянувшееся восстановление Южной Осетии явно не радует. С горечью в голосе объясняет мне причины нерадивости чиновников:

"Деньги присылают из Москвы, а там подрядчики-аферисты нанимают непрофессиональные бригады... Я сам ездил в Цхинвал несколько раз, смотрел, как строят".

Здесь мой собеседник переходит на шепот и, наклонившись ближе, доверительно произносит:

"Сейчас подрядчики нанимают недобросовестных строителей. Берут подряды и деньги проедают. Я бы сам поработал, но я уже старик. Куда я поеду, мать здесь похоронил, отца…"

Спрашиваю Таймураза, как можно вернуть население в Южную Осетию?

"Извини, но сколько раз грузины нас, осетин, изгоняли? Много. Сейчас все люди думают: в Северной Осетии наш народ, здесь все осетины, мы здесь в безопасности, каждый старается жить среди своей нации. Сохранять свои обычаи. Мы здесь ближе к осетинскому народу".

При этих словах Таймураз показывает мне на худощавого старика в выцветшем пиджаке с испещренным глубокими морщинами лицом.

"Вон видишь, у него жену, сына убили на войне. Махар его зовут. Маргиев. Подойди к нему, он тебе все расскажет. Остался один. Бедный..."

С этими словами мой престарелый собеседник встает и устремляется вслед своему другу Махару, чтобы хотя бы этим вечером не оставить его в одиночестве.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG