Accessibility links

Как на министре куртку разорвали


В Европе в результате дорожно-транспортных происшествий ежегодно гибнет 0,003% населения, в России – 0,02% (примерно в семь раз больше), в Абхазии же – 0,04% или в два раза больше, чем на российских дорогах

В Европе в результате дорожно-транспортных происшествий ежегодно гибнет 0,003% населения, в России – 0,02% (примерно в семь раз больше), в Абхазии же – 0,04% или в два раза больше, чем на российских дорогах

Чего только не случается на абхазских дорогах!.. Автор одной из недавних статей в газете "Эхо Абхазии" не поленился и на основе статистических данных подсчитал: в Европе в результате дорожно-транспортных происшествий ежегодно гибнет 0,003% ее населения, в России – 0,02%, или примерно в семь раз больше, в Абхазии же – 0,04%, или в два раза больше, чем на российских дорогах. Власти и общественные организации республики предпринимают усилия, чтобы переломить эту ситуацию, но пока серьезных позитивных сдвигов не произошло. Ибо какой абхаз не любит быструю езду на крутой "тачке", а еще – по хорошо отремонтированной несколько лет назад трассе "Псоу – Сухум"…

Именно на этой трассе и произошла недавно история, о которой рассказывает в вышедшем сегодня номере та же газета в заметке "Лучшая защита – нападение?" под рубрикой "Скандалы". Ее автор, молодой журналист Карамсада Малия решила пролить свет на инцидент, о котором в последние дни многие судачат в Абхазии, особенно в Гудаутском районе. В пресс-службе МВД РА и в Гудаутском РОВД автору публикации предоставили следующую информацию. Вечером в воскресенье министр внутренних дел Абхазии Отар Хеция ехал из Гагрского района домой, в Сухум, с женой и детьми. В Гудаутском районе, у Белой речки, машину министра обогнал автомобиль "Мерседес А603 СО", несшийся на высокой скорости. Водителя время от времени заносило то вправо, то влево, он "написал" несколько "восьмерок" на трассе, создавая угрозу встречному транспорту. Перед мостом автомобиль снизил скорость до 5 км/ч, пересек мост и остановился.

Министр вызвал по телефону сотрудников ближайшего поста ГАИ, остановился, подошел к автомобилю, представился и попросил у водителя документы. Водитель, тридцатидвухлетний Шамба Р.Р., будучи в нетрезвом состоянии, с трудом выбрался из машины и на просьбу министра ответил грубым отказом. На требование Отара Хеция сдать ключи от машины бурно отреагировала мать водителя, которая сидела рядом с ним. Выскочив из машины, она приблизилась к Хеция и начала на повышенных тонах объяснять министру, что все ездят пьяные, и почему ее сын "должен быть крайним?" Увидев, что министра не удовлетворил этот аргумент, она вцепилась в него хваткой коршуна и порвала его кожаную куртку. Женщину не смутило то, что в это время уже подоспели свидетели: и проезжавшие люди, и подъехавшие сотрудники ГАИ. Она пребывала в таком же неадекватном состоянии, что и ее сын, но с одной поправкой – она была трезвой.

Министр несколько раз попросил женщину успокоиться и убрать руки, но, не встретив понимания, резко отвел ее руку. И тут же последовал удар ему в лицо от ее "протрезвевшего" сына. Далее с водителем разбирались уже сотрудники ГАИ, но возмущение вызывает не только эти действия женщины и ее сына, который был задержан правоохранителями, но и последующее. Женщина, мечтающая отомстить за якобы несправедливость к ее сыну, обратилась к премьер-министру Абхазии, а затем к президенту, требуя наказать министра ВД и снять его с занимаемой должности. Грозилась ночевать под дверями кабинета министров и у домов чиновников, пока ситуация не разрешится в ее пользу. По словам женщины, сын ударил министра всего лишь защищая мать, на которую покушался Отар Хеция. История получила дальнейшее развитие и разбирательство в чиновничьем аппарате, но в итоге с помощью свидетелей пришла к своему завершению. Р. Шамба решением суда Гудаутского района подвергнут административному аресту на тридцать суток. Состояние алкогольного опьянения водителя было выявлено актом медицинского освидетельствования.

В то же время автор заметки пишет, что слышал от знакомых и о следующем: сын Отара Михайловича Хеция, одиннадцатиклассник, увидев нападение на отца со стороны разбушевавшегося пьяного водителя, не удержался и, что называется, хорошо того отделал. Приходилось слышать разные суждения на этот счет: одни говорят, что он ни в коем случае не должен был так поступать, другие возражают: порыв юноши был вполне объясним и простителен, он отреагировал так, как сделали бы многие, увидев, что на их глазах бьют его отца.

Так или иначе, пишет Карамсада Малия, чересчур эмоциональной матери водителя-драчуна посоветую порассуждать вот о чем. То, что она позволила сыну в состоянии алкогольного опьянения садиться за руль и мчаться вперед на бешеной скорости, угрожая жизням и встречных-поперечных людей, и своей, и своих близких, не украшает ее как старшего человека и мать. То, что проявила агрессию, поддержав сына, когда он не подчинился в ответ на совершенно законное требование, – не украшает еще больше. Ну, а представим следующее развитие событий: министр решил "расслабиться" и не обратить внимание на явный источник опасности на дороге, и в результате на трассе произошла бы автокатастрофа. Не следует ли ей, представив своего сына за решеткой как совершившего наезд с трагическими последствиями, или на больничной койке, или… не хочется даже писать об этом… броситься сотрудникам милиции и министру в ноги и поблагодарить их за то, что предотвратили беду?

Да, экспрессивен наш народ. Да, есть женщины в абхазских селениях: министра внутренних дел за грудки схватят, куртку на нем разорвут… Куртка, наверное, пошла в ход, потому что министр в выходной день был не в милицейской форме, а то она, по-видимому, попыталась бы сорвать с него погоны, как делают это обычно очень рассерженные поведением правоохранителей и вспомнившие вдруг о своих связях в "высших сферах".

Предвижу сомнения и возражения. Автор описала инцидент со слов подчиненных министра внутренних дел, то есть людей, от него зависимых, но не провела журналистское расследование, которое как неотъемлемый компонент включает в себя беседу и с другой стороной конфликта. Теоретически претензии к ней и к редакции справедливы, но вот практически… Мы живем не в многомиллионной стране, а в маленьком обществе, где едва ли не все друг друга знают. Поступать тут по всем канонам – это, скорее всего, учитывая феерическую энергию матери арестованного, означало бы заранее поставить крест на публикации. Ведь и у автора, и у сотрудников редакции тут же нашлась бы уйма знакомых, которые бы начали просить "воздержаться". Плавали, знаем… А еще был решающий довод: рассказанное сотрудниками органов ВД совпадало в общих чертах с тем, о чем говорили в абхазском обществе "по сарафанному радио"…


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG