Accessibility links

Абхазская речь заинтригует Канны


Участие в Каннском кинофестивале для маленькой Абхазии – это примерно то же, что полет в космос представителя малочисленного, насчитывающего несколько сот тысяч человек, вместе с зарубежной диаспорой, этноса

Участие в Каннском кинофестивале для маленькой Абхазии – это примерно то же, что полет в космос представителя малочисленного, насчитывающего несколько сот тысяч человек, вместе с зарубежной диаспорой, этноса

Лет десять назад меня, как и многих читателей газеты "Эхо Абхазии", умилил руководитель абхазской НПО "Инва-содействие" Алхас Тхагушев, очень вдумчивый и уважаемый в нашем обществе молодой человек, который, отвечая на вопрос редакционного интервью-анкеты рубрики "Абхазия в лицах": "Какова ваша заветная мечта?" – сказал: "Чтобы абхаз полетел в космос". Скорее всего, это такая мечта из его раннего детства… Любопытно, впрочем, что через несколько лет после этого в Абхазию зачастили российские космонавты, начальство из Звездного городка и один из них как-то пообещал, что обязательно включит парочку молодых абхазов в отряд подготовки космонавтов. Но с тех пор как-то все это заглохло…

Я вспомнил сейчас о космической теме просто по аналогии. Сегодня во французских Каннах начинается внеконкурсная программа знаменитого кинофестиваля, которая продлится до 26 мая, и в ней будет показан художественный фильм "Алхас и Джульетта", который снимался в Абхазии, всех героев которого играют абхазские актеры, и, больше того, все они говорят в фильме на абхазском языке. Ну, а участие в Каннском кинофестивале для маленькой Абхазии – это примерно то же, что полет в космос представителя нашего малочисленного, насчитывающего несколько сот тысяч человек, вместе с зарубежной диаспорой, этноса.

Правда, фильм короткометражный. И представлен на фестиваль, конечно, не частично признанной Абхазией, а Россией. Но снял его уроженец Абхазии, родом из Гагры, выпускник Высших курсов сценаристов и режиссеров в Москве, ученик Владимира Хотиненко Ашот Кещян. Это его дипломная работа, рабочее название которой "Курица". Ашот – актер, сценарист, режиссер. Но больше всего пока известен на постсоветском пространстве как участник команды КВН "РУДН" (Российского университета дружбы народов).

Я узнал об этом фильме из недавней публикации в "Российской газете" Анастасии Грищенко "Фильм участника КВН отправится в Канны". Там сообщалось, что на фестивале короткометражного кино "PRO-взгляд-2013" в Череповце фильм завоевал Гран При за лучший фильм. На "Киноликбезе" – международном фестивале авторского кино в Барнауле – получил приз зрительских симпатий "Золотой Жан-Люк". Ашот Кещян рассказал в интервью "РГ", что дядя Теймураза Тания, игравшего милиционера, работает в правоохранительных органах и организовал съемки на территории Агудзерской КПЗ. "Команда КВН "Нарты из Абхазии", где наш Тимур еще и капитан, – говорит Ашот, – для местных – полубоги, нет, даже боги! Так что в нашем распоряжении были и административные ресурсы". Наверняка КВН их когда-то и свел, ведь команды РУДН и "Нарты из Абхазии" в одно время, в середине нулевых, блистали в высшей лиге, становились ее чемпионами.

А потом я наткнулся на этот фильм, выложенный в соцсети "Одноклассники". Действительно, все диалоги там на абхазском, а титрами идет перевод на русский. Но посмотрел только несколько минут, потом произошел какой-то технический сбой. Зато я сразу узнал в главной роли своего старого знакомца актера Абхазского госдрамтеатра им. С. Чанба Лаврика Ахба. Знакомы мы с ним не меньше тридцати лет. Лаврик Давидович все такой же худой и поджарый, как когда-то, только цвет его шевелюры и постоянной щетины на лице теперь не черный, а совершенно белый. Мы созвонились и сегодня утром встретились. По его словам, с Ашотом его познакомил абхазский режиссер Адгур Малия. Ашот искал на главную роль актера зрелого возраста. Лаврик ему подошел. А Лаврику понравился сценарий: с большим юмором написан. Съемки проходили в селе Яштхуа под Сухумом, в поселках Агудзера и Гулрыпш. Заговорили о том, кто играл в фильме:

– Тания, капитан команды кавээнщиков. И Аршба там еще вот этот парень… Худенький такой.
– А-а, по прозвищу "Ужас".
– Да, да, да… Тания играет роль начальника тюрьмы, куда меня привели, а тот его помощник был. Мою жену по фильму играла Нелли Лакоба, наша актриса. А в массовых сценах тоже были заняты актеры нашего театра.
– Ну, коротко если, какой там сюжет?
– Коротко сюжет там… Как вот этот мужик, крестьянин Алхас, любил смотреть футбол. И он всегда смотрел футбол с крыши своего дома. У него была снайперская винтовка, и он смотрел через ее прицел.
– А футбол где проходил?
– В футбол играли в его деревне. И вот как-то его команда, за которую он болел, начала проигрывать. Он злился, злился… И случайно выстрелил. И единственный мяч – ведь действие происходит у нас после войны – порвался, и они не смогли продолжить матч. По подозрению в этом выстреле посадили его соседа. Потом он приходит, признается, что это он сделал. А ему не верят, потому что он уважаемый человек.
– А соседа кто играл?
– Леня Хишба. А почему "курица"? У него была курица Джульетта, которую он очень любил. Но его жена посадит там… кинзу, все такое, а курица это щипала. И жена говорит: когда-нибудь я эту курицу порежу… И когда его посадили, она принесла ему обед и говорит: "Вот это Джульетта, курица твоя".
– Его посадили?
– Да, потом выпустили через несколько дней. А он устроил праздник, потому что жена призналась, что курица осталась в живых.

Как выяснилось, Лаврик пока не видел фильма, но Ашот звонил, радостным голосом сообщил ему, что собирается пройтись по красной ковровой дорожке Каннского кинофестиваля. А потом, наверное, привезет фильм в Абхазию, устроит здесь презентацию.

Публикацию в "Российской газете" Лаврик тоже не читал. Я сказал ему, что для абхазских читателей там, к сожалению, в бочке меда оказалась и ложка дегтя. Автор публикации Анастасия Грищенко не скупится на восторженные эпитеты в адрес фильма: "Острый взгляд. Тонкий лиризм. Потрясающие диалоги". И добавляет: "Особый грузинский колорит". Но ведь такое даже выходит за рамки представлений тех людей, кто не устает твердить, что Абхазия – неотъемлемая часть Грузии. Это ведь только в середине прошлого века с партийных трибун и газетных страниц звучали утверждения, что абхазы – грузинское племя (ну, и что, если язык совсем не похож), что такого народа нет… Не зная ни о возрасте Анастасии Грищенко, ни о другом о ней, не берусь судить о том, что подвигло ее на эту фразу. Впрочем, не думаю, что это была "идеологическая диверсия против суверенной Абхазии", как расценили особо бдительные наши комментаторы. Если учесть, что Анастасия почему-то пишет не "Алхас", а "Алхаз", не "в Гагре", а "в Гаграх", не знает, что в Абхазии не полиция, а по-прежнему милиция и т. д., дело, скорее всего, в непрофессионализме. Если не сказать – дремучести. А что удивляться, если победительница одного из российских конкурсов красоты и по совместительству жена футболиста Юрия Жиркова до сих пор так и не разобралась: Земля вращается вокруг солнца или наоборот? После чего Рунет взорвался… Но ведь у "королевы красоты", в отличие от Анастасии Грищенко, не имелось редакторов, которые должны "следить за речью" своих авторов.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG