Accessibility links

Жители Гальского района Абхазии, сами того не желая, вновь оказались в центре скандала. Как это было и в 2010 году, абхазская оппозиция вдруг обнаружила, что гальцы получают абхазские паспорта и процесс этот набрал неплохие обороты. Из-за протеста оппозиционных депутатов, которых поддержал и глава Совбеза Станислав Лакоба, президент самопровозглашенной республики Александр Анкваб процесс паспортизации приостановил и... теперь совершенно непонятно, что будет дальше.

Нет, по идее, если рассуждать логически, то в скором времени созданная парламентская комиссия, проверяющая законность выдачи паспортов, должна будет вынести какой-то вердикт. Он вряд ли понравится власти, но она, уверен, сумеет продемонстрировать кипучую деятельность по устранению недостатков в работе и т.д. Но имитация и реальные меры по решению проблемы – это, как говорят в Одессе, две большие разницы.


Мой скепсис – вовсе не поза журналиста, призванного критиковать все и вся. Он основан на том, что если решаемая проблема не решается в течение многих лет, значит, это кому-нибудь нужно.

Три года назад, когда тема паспортизации гальцев была сверхактуальной, я беседовал об этой проблеме с депутатом прошлого созыва Гурамом Гумба. Тогда парламент рассматривал законопроект об иностранных гражданах, в котором, в частности, содержались положения о виде на жительство (ВНЖ). Говоря о ВНЖ для гальцев, Гумба тогда сказал: "Им не надо скрывать, что они являются гражданами республики Грузия. Если они предпочитают быть гражданами Грузии, они тогда получают вид на жительство".

Все знают, что большинство гальцев являются гражданами Грузии. Не секрет и то, что формальное письменное заявление об отказе от грузинского гражданства, которое требуется предъявить в ОВИР по закону (но на практике – далеко не всегда), вовсе не означает, что люди реально от него отказываются. Брать же абхазский паспорт гальцев заставляет жизнь. Без паспорта, к примеру, нельзя проводить операции с недвижимостью, нельзя оформить наследство и т.д. Кроме того, с абхазским паспортом легче пересекать КПП.

Все эти права может дать не только гражданство, но и вид на жительство, который предусматривает равные права с гражданами во всем, кроме права голосовать или быть избранным на выборах. Однако сегодня, спустя три года после принятия вышеупомянутого закона, ВНЖ получает кто угодно, но только не гальцы. Более того, создается впечатление, что им не оставили иной возможности для натурализации, кроме как стать гражданами Абхазии. На прошлой неделе абхазские чиновники, открывая пропускные пункты в Отобая и Набакеви, говорили буквально следующее: "Как хотите, но паспорта надо брать". И это спустя два дня после приостановки паспортизации! И как тут не вспомнить не раз звучавшие со стороны прошлых грузинских властей обвинения в насильственной паспортизации жителей Гальского района абхазскими властями...

Конечно, многое можно списать на бардак и банальную коррупцию. Однако паспортизация гальцев – тема слишком тонкая, конфликтная, привлекающая внимание и международных наблюдателей, чтобы власти могли пустить ее на самотек. На то, что ситуация не так проста, указывают и действия Станислава Лакоба, который уже второй раз ставит на кон свою высокую должность, чтобы приостановить паспортизацию, грозящую, по его мнению, "грузинизацией Абхазии". Насколько же сильны "сторонники паспортизации", что даже глава Совбеза вынужден идти ва-банк?!

И вот тут самое удивительное: никаких таких сторонников в публичном пространстве попросту нет! Даже Александр Анкваб, имеющий репутацию "сильной руки", а значит, и ответственный за все, включая паспортизацию, не нашел слов в ее поддержку. Более того, этот совсем не склонный к компромиссам политик весьма поспешно отреагировал на выступление Лакоба, быстренько заблокировав процесс раздачи паспортов, возложив обязанность разбираться с ситуацией на парламент.

Сейчас общим местом является рассуждение об "электоральной ценности" жителей Гальского района. Мол, чтобы получить голоса на следующих выборах, Анкваб дал команду раздавать. У меня есть, правда, некоторые сомнения в справедливости этой, на первый взгляд, логичной схемы. Во-первых, такая паспортизация, крайне негативно воспринимаемая в абхазском обществе, может на практике куда больше голосов отнять, чем принести. И маловероятно, что Анкваб этого не понимает – скорость его реакции на бунт Станислава Лакоба говорит об обратном. Во-вторых, паспортизация гальцев началась раньше, до начала президентства Александра Золотинсковича, а если быть точнее – в пресловутом 2008 году.

Позволю себе предположить, что есть процессы в Абхазии, на которые не может влиять даже Александр Анкваб. По крайней мере, если через три года абхазская оппозиция опять будет требовать остановить паспортизацию гальцев, а Станислав Лакоба – слагать с себя полномочия, то у меня не будет никаких сомнений в том, что паспортизация – это, к примеру, реализация каких-то более глобальных планов России в регионе, а вовсе не злая президентская воля. Зачем это России, однозначно сказать затрудняюсь, но одно могу сказать точно – другого игрока, способного так влиять на процессы в Абхазии, попросту нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG