Accessibility links

И без детектора все знают


В маленькой республике трудно что-то утаить, здесь часто можно услышать: "вот эта заправка такого-то депутата, это карьер такого-то депутата", и это не не скрывается

В маленькой республике трудно что-то утаить, здесь часто можно услышать: "вот эта заправка такого-то депутата, это карьер такого-то депутата", и это не не скрывается

Депутаты российской Госдумы готовят поправки в законодательство, в соответствии с которыми чиновников обяжут проходить антикоррупционный тест на детекторе лжи, сообщила газета "Известия" со ссылкой на депутата Госдумы Илью Костунова. В случае если эти нормы будут приняты в России, последует ли им Южная Осетия? Нужно ли югоосетинским чиновникам проходить тест на коррумпированность?

Депутат первого созыва парламента Южной Осетии Лариса Остаева считает, что этот тест на честность был бы своевременным и полезным лет десять тому назад и, наверное, пригодится в будущем, а сейчас этого явно недостаточно:

"Мне кажется, этот шаг явно запоздавший. Теперь, если не выяснить, почему Южная Осетия является наиболее коррумпированным и пострадавшим от этой коррупции государством, то о каком тестировании может идти речь? Почему это случилось с нами, и почему так говорят о молодом государстве, которое нам стоило таких усилий? Мне до сих пор не верится, что мы этого добились, что мы создали независимое государство. И это государство погрязло в коррупции! Мы должны выяснить, кто виноват в этом, почему это все произошло?"


Югоосетинский общественник Тимур Цхурбати, как и многие другие цхинвальцы, воспринял мой вопрос едва ли не как свежий анекдот. Цхурбати считает, что этому тесту нужно подвергать разве что российских кураторов, а в Цхинвале время тратить не стоит, потому как все местные чиновники сдадут его на "отлично":

"Допустим, прежний министр МВД "пробивал" кредиты для некоторых бизнесменов. Подобная форма коррупции не скрывается, наоборот, считается, что он молодец. Тот же Эдуард Джабеевич в свое время раздавал народные деньги со Спецсчета хорошим ребятам. Хорошие ребята присваивали народные деньги, но это считалось патриотизмом. Если, допустим, будут тестировать министра обороны, то он этот тест спокойно пройдет, потому как считает, что это нормально, когда Министерство обороны занимается коммерцией, и эту коммерческую структуру возглавляет министр обороны".

Сегодня Южная Осетия нуждается в притоке инвестиций, развитии частного бизнеса и т.п. И здесь, считает Тимур Цхурбати, обнаруживается полная несостоятельность сложившихся в республике отношений по линии власть – бизнес:

"Постороннему бизнесмену в республике не выжить ни за что, если у него нет больших денег, чтобы подкупить высокопоставленного чиновника. Самостоятельно прийти в республику и начать дело без "крыши" невозможно. Местным строителям часто не давали работу именно потому, что они не нуждались в "крыше", поэтому неправда, когда говорят, что осетины не хотят работать. Взять наших депутатов от одной известной всем партии. Четыре года назад они пришли в наш парламент пешком, а сейчас все ездят на джипах. На что они их купили, где заработали? Все "крышуют" каких-то строителей, еще кого-то. В республике часто можно услышать: "вот эта заправка такого-то депутата, это карьер такого-то депутата", и это не считается коррупцией, не скрывается".

Детекторы лжи применяют там, где другим способом выяснить правду либо невозможно, либо слишком хлопотно. Наверное, в маленькой Южной Осетии, где все друг друга знают, применение мудреной техники просто ни к чему. По мнению Тимура Цхурбати, нужны не тесты, а политическая воля тех, кто взял на себя ответственность за республику. Нужно чтобы кто-то сказал: "Ребята, так дальше жить не получится, поэтому правила меняются".


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG