Accessibility links

"Никого политического контекста эти действия не имеют"


Заместитель полномочного представителя президента Южной Осетии по постконфликтному урегулированию, руководитель югоосетинской делегации в формате МПРИ Хох Гаглойты

Заместитель полномочного представителя президента Южной Осетии по постконфликтному урегулированию, руководитель югоосетинской делегации в формате МПРИ Хох Гаглойты

Сегодня в рубрике "Гость недели" интервью с заместителем полномочного представителя президента Южной Осетии по постконфликтному урегулированию, руководителем югоосетинской делегации в формате МПРИ Хохом Гаглойты.

Мурат Гукемухов: Хох, на минувшей неделе грузинские власти выступили с заявлением, что под предлогом обустройства заградительных сооружений на осетино-грузинской границе, вблизи селения Дици, пограничники передвинули границу на триста метров вглубь территории Грузии. Что вы на это скажете?

Хох Гаглойты: Видимо, это заявление предназначалось для потребления грузинским информационным пространством, грузинским слушателем, и вот почему. Сегодня у нас была встреча в рамках МПРИ, формат которой как раз предполагает обсуждение всех этих деталей, реагирование на них. Но почему-то сегодня грузинская делегация не обмолвилась и словом об этом растиражированным т.н. инциденте на участке осетино-грузинской границы.


Мурат Гукемухов: Из этого вы делаете заключение, что на самом деле никаких претензий со стороны грузинских властей к вам не было?

Хох Гаглойты: Из этого я делаю заключение, что наши инженерные подразделения проводят работу в строгом соответствии с линией госграницы, никакого захода на территорию Грузии не было. А заявление грузинской стороны – это, видимо, элемент их политики дискредитации любых действий, которые осуществляет Южная Осетия в соответствии с общепризнанными мировыми стандартами как по обеспечению своей безопасности, так и других действий, касающихся широкого спектра вопросов иного характера.

Мурат Гукемухов: Почему эти работы начались именно сейчас? Есть разные мнения по этому поводу. Одни эксперты считают, что это провокация, организованная Россией, а южные осетины лишь принимали в ней участие. По мнению других, этот скандал организовали осетины, которым не нравится потепление российско-грузинских отношений.

Хох Гаглойты: Не имеют под собой почвы как первая, так и вторая трактовки. Это мероприятия, которые мы давно планировали, которые являются естественными для любого суверенного государства. Не хочется об этом говорить, но время их проведения связано и с возможностями бюджета, и с соответствующими инженерными возможностями. Никого политического контекста, никакой политической привязки эти действия не имеют. Грузинские представители очень часто пытаются сделать акцент на российских военных, но какое-то автономное упоминание о них в данном контексте неуместно. Работы проводятся инженерными подразделениями погранслужбы на территории Южной Осетии и в соответствии с соглашениями с Российской Федерацией по охране наших границ.

Мурат Гукемухов: Обсуждалась ли сегодня на встрече в Эргнети судьба осетинских заключенных?

Хох Гаглойты: Нет, этот вопрос не стоял в повестке дня, потому что недавно в ходе визита сопредседателей женевских дискуссий в Цхинвал мы получили информацию об изменениях в грузинском законодательстве в части вынесения приговоров. Т.е. если ранее при вынесении приговора суммировались наказания по статьям УК, в нарушении которых обвинялся подсудимый, то теперь выносится приговор по наиболее тяжкому из совершенных преступлений. Сейчас мы будет изыскивать возможности изменить их судьбу к лучшему в рамках правового пространства Грузии.

Мурат Гукемухов: Может так оказаться, что они уже отсидели свой срок?

Хох Гаглойты: Видимо, это будет ясно в конце июня – первой половине июля. В формате МПРИ у нас один подход, что надо обменивать… Нехорошее слово "обменивать", надо просто отпускать. Это все последствия конфликта 2008 года, последствия очень непродуктивной политики администрации Саакашвили. Сегодня эта полтика отвергнута грузинским обществом, поэтому мы считаем, что было бы логичным исправление всех этих неправедных действий, которые были совершены в то время.

Мурат Гукемухов: Но и в югоосетинской тюрьме сидят заключенные граждане Грузии?

Хох Гаглойты: За отчетный период было задержано 50 граждан Грузии. Но также и большое количество, кажется 51 человек, было освобождено судебными решениями. Подчеркну: не по воле каких-то органов, чиновников и т.д., а именно судебными решениями. Часть из них была приговорена к весьма условным штрафам – около двух тысяч рублей. Связаны эти нарушения границы были, как объяснила грузинская сторона, с сезонным сбором растительных культур, т.н. травой джонджоли и т.п.

Мурат Гукемухов: Единственный пункт пересечения осетино-грузинской границы находится в Ленингорском районе. Как он действует?

Хох Гаглойты: Он распространяется на жителей Ленингорского района. В соответствующем постановлении правительства есть специальный перечень сел, жители которых могут пересекать границу. Этот режим создан для того, чтобы не усложнять жизнь простых людей. Т.е. тут доминирующим является не международный принцип свободы передвижения, а гуманный подход югоосетинских властей к решению подобных вопросов.

Мурат Гукемухов: Я часто слышал в Южной Осетии разговоры о том, что пора как-то заканчивать с таким неопределенным положением жителей Ленингорского района. И что довольно скоро им предложат определиться с гражданством. Кто-то примет югоосетинское, а кому-то, по всей видимости, придется уехать в Грузию.

Хох Гаглойты: Я думаю, что это неправильно создавать условия, из-за которых люди уходили бы из мест своего проживания. Мне кажется более правильным предоставление тем, кто не станет принимать югоосетинского гражданства, вида на жительство и т.п. Тем не менее рано или поздно, на мой взгляд лучше рано, жителям района надо будет определяться с гражданством

Мурат Гукемухов: Появились ли какие-то позитивные перемены во взаимоотношениях с Тбилиси после смены политического режима в Грузии?

Хох Гаглойты: Мне очень неприятно это произносить, я не могу сказать, что изменились. В принципе, у нас сегодня один перспективный вопрос – это вопрос заключенных, которых мы небезосновательно характеризуем как заложников. Есть определенные тенденции, есть определенные сигналы, причем публичные, которые говорят о возможном изменении ситуации с нашими заключенными, но признаков политической воли к тому, чтобы изменить отношение ко всему, что происходит в Южной Осетии, я пока не вижу.

Мурат Гукемухов: Вы удовлетворены переговорами в формате МПРИ? Насколько они полезны для Южной Осетии?

Хох Гаглойты: Южная Осетия заявляет о себе как адекватный член международного сообщества. Поэтому мы готовы принимать участие в этих переговорах, как и в любом другом легитимном международном формате. Конкретно формат МПРИ – продуктивен, важен, полезен, нужен. Есть признаки того, что грузинская сторона будет его дискредитировать, возможно, даже попытается разрушить. Уже были соответствующие заявления в грузинском политическом пространстве.

Мурат Гукемухов: Заявления о бессмысленности этого формата?

Хох Гаглойты: Ну, не прямо так, но в том смысле, что он малоэффективен. Это такое капризничанье, когда у тебя не получается достигнуть поставленных целей, и ты заявляешь, мол, это не годится, это малоэффективно. Такой подход не годится. Надо уважать любой легитимный международный институт. Его существование подразумевает, что он создан в рамках правил человеческого сообщества, и если ты считаешь себя адекватным этому присутствию, то ты должен в меру своих сил работать в его рамках и доказывать свою правоту.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG