Accessibility links

Арест Амирова как начало борьбы с коррупцией?


Арест Саида Амирова трактуется не иначе как начало борьбы с коррупцией и произволом правящих кланов

Арест Саида Амирова трактуется не иначе как начало борьбы с коррупцией и произволом правящих кланов

Мэр дагестанской столицы – города Махачкалы – Саид Амиров арестован и этапирован в Москву по подозрению в организации убийства следователя Следственного комитета Российской Федерации по Советскому району города Махачкалы Арсена Гаджибекова.

Задержанный на днях дагестанскими силовиками один из амиров махачкалинского подполья Сиражудин Гучучалиев дал показания, что организовал убийство следователя отдела СК России по Советскому району города Махачкалы Арсена Гаджибекова по заданию мэра Махачкалы Саида Амирова. Мэра и еще десятерых фигурантов дела арестовали и вывезли из Дагестана в Москву. Сегодня Басманный суд Москвы вынес решение о заключении Саида Амирова под стражу до 1 августа.

По мнению российского эксперта Орхана Джемаля, арест мэра Махачкалы Саида Амирова – это свидетельство слабости действующего главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, который практически отдал ситуацию в республике на откуп силовикам.


Раньше такого никогда не было, отмечает Орхан Джемаль. У дагестанского кормила власти стояли лидеры самостоятельные, которые от своего имени договаривались со всеми политическими тяжеловесами, в том числе и с Амировым. В свою очередь, у мэра Махачкалы были трения практически со всеми руководителями республики, он легко уходил в оппозицию.

"Это такой барон, выдержавший много феодальных войн, – говорит Орхан Джемаль. – Сейчас договариваться этому барону просто не с кем. Рамазан Абдулатипов представляет силовиков, с которыми Амиров всегда был в контрах, и в данном случае силовики просто воспользовались случаем, что у них есть материал на Амирова, что собственно неудивительно: известно, что все, кто вставал на пути мэра Махачкалы, как правило, долго не жили. Сейчас возникла такая политическая ситуация, когда силовики могли разобраться с ним напрямую, потому что нет такого лидера в республике, который бы в чем-либо их ограничил".

Мурат Гукемухов: "Интересная ситуация: Амиров довольно часто конфликтовал с республиканской властью, и эта же власть, несмотря на конфликты, придерживала силовиков".

Орхан Джемаль: "Да, была такая система договоров, система сдержек и противовесов, потому что Амиров – не просто чиновник, он практически являлся лидером даргинцев, лидером самого мощного даргинского клана – левашинского, куда входили также президенты Дагестана Магомедали и Магомедсалам Магомедовы. И там он держался независимо, ни под кого не ложился, т.е. это системообразующая, структурная фигура, которую невозможно просто смахнуть с доски и никто ничего не заметит. Это и махачкалинская полиция, это и служба судебных приставов, которую возглавляет его сын, это огромный куст чиновничества, бизнеса. Это огромная сила, с которой считались всегда. Даже его арест был проведен не так, как будто задерживают чиновника, а как будто похищают президента какой-то африканской республики".

Заказные убийства на Кавказе явление довольно распространенное, но никогда ранее по подозрению в причастности к подобным преступлениям не арестовывали деятелей такого уровня. Как правило, правосудие ограничивалось наказанием исполнителей, а тут арестован сам Амиров. Арест всесильного мэра Махачкалы породил определенный оптимизм у кавказских правозащитников, экспертного сообщества.

Высказываются надежды на долгожданное изменение политики федерального центра на Кавказе, арест Саида Амирова трактуется не иначе как начало борьбы с коррупцией и произволом правящих кланов. Говорится и о том, что, видимо, центр в преддверии Олимпиады или по каким-то другим причинам не намерен более терпеть контакты кавказских элит с исламским подпольем.

По мнению российского эксперта Константина Казенина, говорить о каком-то изменении политики федерального центра на Кавказе, основываясь на истории с Амировым, не приходится, потому что уж больно уникальный случай для Кавказа этот самый Саид Амиров.

"Проблема Махачкалы стояла и перед предыдущими руководителями Дагестана, - говорит Константин Казенин. – Махачкала – это крупнейшее муниципальное образование, город с практически миллионным составом населения. Этот город всегда был непрозрачен для республиканских властей, там была построена самостоятельная бизнес-империя со своими законами и жестким отторжением всех чужих. Разные предшественники Абдулатипова пытались решить проблему Махачкалы, проблему Амирова, и то, что эта проблема решена или, по крайней мере, такие события произошли с Амировым именно при Абдулатипове, говорит о том, что действующий глава республики имеет большую федеральную поддержку, чем его предшественники".

И все же, считает Орхан Джемаль, Москва продемонстрировала невиданную доселе решимость. Возможно, это событие в перспективе многое изменит в отношениях центра и северокавказских элит:

"Москва никогда не рисковала снять одну из таких масштабных фигур с доски. Никогда. Если даже зачищали там какую-то группу влияния, как это было с братьями Хачилаевыми, это был местный конфликт, это была война баронов, а не Москва решалась нарушить там сложившийся баланс сил. Нет никаких свидетельств, что это планомерная зачистка всего слоя, потому что нет одновременных арестов и других деятелей. Есть снятие одной фигуры, но само по себе это уже ломает дагестанскую систему".

Напрашивается вопрос: что дальше? Приведет ли этот арест к обострению ситуации в Дагестане? По мнению экспертов, не факт, что удастся довести Амирова до скамьи подсудимых, но кресло мэра он, по всей видимости, уже потерял, а значит, Махачкалу ждет передел сфер влияния по всем направлениям, ждет борьба за наследие Амирова.
XS
SM
MD
LG