Accessibility links

Призраки буровых платформ


Попытки начать разработку нефти в абхазской акватории предпринимались с советских времен, но ни тогда, ни в новое, послевоенное время их так и не реализовали

Попытки начать разработку нефти в абхазской акватории предпринимались с советских времен, но ни тогда, ни в новое, послевоенное время их так и не реализовали

В последние дни проблема разведки и разработки нефтяных месторождений в Абхазии привлекает внимание граждан. Их озабоченность совершенно понятна. Нас настораживает все, что может нанести природе нашей страны непоправимый вред. Возможно, мы перестраховываемся, но если это так, кто-то должен нас в этом разубедить.

Сторонники добычи нефти в Черном море говорят, что не стоит беспокоиться, нефть ищут многие страны Черноморского бассейна – Болгария, Румыния, Турция, Россия, Украина, Грузия, благодаря ей на страну прольется благодатный ливень из нефтедолларов. Противники опасаются, что за временное благоденствие нынешних поколений придется жестоко расплачиваться их детям.

Острую дискуссию в интернете по разведке и добыче нефти в Абхазии инициировал на днях Беслан Кобахия, директор Московского центра инновационных технологий. Он обратил внимание на опубликованное редактором "Нужной газеты" Изидой Чаниа распоряжение Кабинета министров РА от 22 апреля 2013 года и подписанное премьер-министром РА Леонидом Лакербая, в соответствии с которым ООО "РН-Шельф Абхазии" предоставляются права на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья на Гудаутском участке акватории Черного моря сроком на 45 лет. Устанавливается разовый платеж за право пользования недрами в размере 4 млн 600 тыс. долларов.


"Это решение является настолько серьезным, – пишет в Facebook Беслан Кобахия, – что его необходимо было бы обсудить со всем населением нашей страны. При нашей организации трудового процесса Абхазия рискует потерять чистые берега моря, из-за которых в республику едут многие туристы. Последствия этого решения могут быть абсолютно катастрофическими для экосистемы Абхазии, ее уникальной природы".

Как сообщает Википедия, попытки начать разработку нефти в абхазской акватории предпринимались с советских времен. Но ни тогда, ни в новое, послевоенное время их так и не реализовали. Первый президент Абхазии Владислав Ардзинба активно противился этому. И только в 2009 году в бытность президентом Сергея Багапша было заключено соглашение сроком на пять лет о сотрудничестве между ОАО "НК "Роснефть" и Министерством экономики Республики Абхазия. Стороны намерены были сотрудничать в геологическом изучении и разработке нефтегазовых месторождений, добыче углеводородов, реализации нефти, природного газа и нефтепродуктов. Соглашение предусматривало также создание совместного предприятия с госкомпанией "Абхазтоп", которое будет заниматься строительством и эксплуатацией десяти автозаправочных комплексов на территории Абхазии. Предполагалось также, что госкомпания займется добычей нефти на шельфе в районе Очамчиры, предварительные запасы ее оцениваются в 200-500 млн тонн условного топлива. Речь шла и о строительстве мини-нефтеперерабатывающего завода в Абхазии для переработки 1-2 млн тонн сырья в год.

Если верить публикации "РосНефть-шельф Абхазии", оценка перспектив нефтегазоносности" на сайте www.abkhaziagov.org дана положительная. Ведущий специалист ООО "РН-Шельф Абхазии" геолог Тимур Маан назвал шельф Республики Абхазия перспективным для дальнейшего поиска и разведки углеводородного сырья. По его словам, в 2010 году были проведены сейсморазведочные работы, гравимагнитные и геохимические исследования, а также экологический мониторинг. В 2011 году будут проводиться электроразведочные работы, детальные геохимические исследования, обработка сейсморазведочных и прочих геофизических данных, экологический мониторинг. Начальник отдела инженерно-экологических изысканий и оценки современного состояния окружающей среды ООО "ФРЭКОМ" Дмитрий Шахин также оценил общее состояние Гудаутского лицензионного участка на момент проведения работ как удовлетворительное. Никакой информации о том, чем занималась компания в 2012 году, в интернете я найти не смогла.

Высказывания Маан и Шахина естественным образом рождают мысли о буровых платформах в непосредственной близости от наших пляжей; об экологических катастрофах в Керченском и Мексиканском проливах, где в результате крушения судов произошли разливы большого количества нефти; как миражи маячат на горизонте силуэты нефтеперерабатывающих заводов.

Чтобы понять, что подобное возможно, далеко ходить не надо. Я недавно ехала из Москвы в Абхазию и, проезжая мимо Туапсе, смогла в полной мере "насладиться" видом из окна на терминалы с эмблемой Роснефти, расположившиеся в красивых зеленых массивах туапсинского побережья.

Главный эколог страны Роман Дбар на встрече в Общественной палате пару лет назад, агитируя за приход Роснефти в Абхазию, говорил: "Если будет установлено, что добыча нефти в Абхазии экономически обоснована, то решение о начале добычи будет приниматься лет через десять и уже другим поколением абхазских политиков".

Кажется, он несколько ошибся со временем прихода этого времени. Сдается, что решать этот судьбоносный для Абхазии вопрос придется уже нынешнему руководству страны. А может быть, решение уже принято? Иначе, зачем ООО "РН-Шельф Абхазии" права на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья на Гудаутском участке акватории Черного моря сроком на 45 лет? Да еще и разовый платеж за право пользования недрами в размере 4 млн 600 тыс. долларов? Кто бы разъяснил? Тема-то непростая...


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG