Accessibility links

Кремль сыграл на руку "националам"


Закон "Об оккупированных территориях" на встрече Абашидзе и Карасина не обсуждался, однако именно на этот документ пожаловался журналистам после встречи замглавы МИД России

Закон "Об оккупированных территориях" на встрече Абашидзе и Карасина не обсуждался, однако именно на этот документ пожаловался журналистам после встречи замглавы МИД России

Результаты встречи спецпредставителя премьера Грузии и замминистра иностранных дел России не вызвали такой страстной полемики, как заявления последнего. Григорий Карасин пожелал, чтобы Грузия упразднила закон "Об оккупированных территориях". Это вызвало резко негативную реакцию со стороны Тбилиси. Оппозиция же по обыкновению поспешила обвинить власть в сговоре с Россией.

Закон "Об оккупированных территориях" на встрече Зураба Абашидзе и Григория Карасина не обсуждался. По крайней мере так сказал спецпредставитель грузинского премьера. Однако именно на этот документ пожаловался журналистам после встречи замглавы МИД России.

В комментарии "Интерфаксу" Григорий Карасин подчеркнул, что Москва выступает за отмену действующего в Грузии закона "Об оккупированных территориях":


"Главное, что представляет угрозу для наших туристов, – это уголовная ответственность за посещение Южной Осетии и Абхазии. Пусть подразумевается повторное посещение. Мы считали бы единственно верным решением отмену этого закона".

На это заявление Карасина грузинский МИД отреагировал довольно резко. Как заявила замминистра Тамар Беручашвили:

"Внешнеполитическое ведомство не получает инструкций от Карасина. Соответственно, правительству Грузии решать, какие законы принимать и осуществлять относительно оккупированных территорий".

А госминистр по европейской и евроатлантической интеграции Алекси Петриашили заявил, что и у Грузии к России есть свои легитимные требования – вывести оккупационные войска с территории Грузии.

Это заявление Карасина прозвучало на фоне острой полемики между правящей коалицией и оппозицией по поводу поправок в упомянутый закон.

17 мая парламент Грузии принял в первом слушании изменения, согласно которым за первый случай незаконного посещения оккупированных территорий уголовное наказание отменяется. Вместо штрафа в 1200 долларов или лишения свободы сроком до трех лет будет назначен штраф в 250 долларов.

"Национальное движение" с самого начала объявило бойкот этой поправке. А после заявления Карасина член партии Зураб Джапаридзе не преминул обвинить власть в том, что та, пытаясь внести изменения в закон, играет на руку России. А один из "националов", Георгий Барамидзе, привел заявление Карасина как доказательство того, что закон крайне важен для грузинской государственности:

"Это еще раз доказывает, что закон работает как сдерживающий фактор при незаконном въезде на территорию Грузии. Незаконное пересечение границы наказуемо во всех странах. Мы призываем "Грузинскую мечту" вообще удалить те поправки, которые представлены".

Хотя, как заявила заместитель госминистра Грузии по вопросам реинтеграции Кетеван Цихелашвили, задача поправок заключается в том, чтобы закон защищал принципы территориальной целостности и суверенитета Грузии. Но в то же время не был излишне суровым по отношению к лицам с гражданством или без оного.

Также Григорий Карасин заявил, что "Москва готова к восстановлению дипломатических отношений с Тбилиси, но все зависит от грузинской стороны". Как считает глава Центра европейских исследований Каха Гоголашвили, противоречащие заявления – дипломатическая игра России. В целом же жесткая позиция Кремля не дает оснований рассчитывать на легкие победы:

"Слишком высоки требования России. Она практически хочет, чтобы мы отказались от суверенных прав на наши территории, оккупированные Россией. Грузия не сможет пойти на полное упразднение закона, поэтому у России будет повод обвинять Грузию в том, что та виновата – не делает встречные шаги. В любом случае Россия пытается диктовать условия нормализации отношений с Грузией".

Безопасность граждан – не тот вопрос, который беспокоит Кремль. Именно фигурирующий в законе термин "оккупация" является главным раздражающим фактором для России, полагает председатель Международного центра геополитических исследований Тенгиз Пхаладзе. Российская сторона не впервые требует отказаться от этого термина:

"Проблему представляет то, что они называются теми, кем и должны называться, – оккупантами. Но Россия пытается вернуть себе миротворческую мантию, которая позволила бы ей комфортно действовать в этой ситуации: в одно и то же время быть оккупантом и не нести за это ответственности", – говорит Пхаладзе, напоминая, что термин "оккупация" уже укоренился в международных документах.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG