Accessibility links

Щепетильная тема абхазской политики


Если МИД наделить и функцией адаптации репатриантов, то он будет заниматься и домами, и школами, и социальным устройством, и всеми проблемами, которыми, по идее, должен заниматься комитет

Если МИД наделить и функцией адаптации репатриантов, то он будет заниматься и домами, и школами, и социальным устройством, и всеми проблемами, которыми, по идее, должен заниматься комитет

ПРАГА---В Абхазии обсуждают возможность слияния Госкомитета по репатриации с Министерством иностранных дел самопровозглашенной республики. Эта идея вызвала неоднозначную реакцию в обществе. Своим мнение по этому вопросу поделился главный редактор газеты "Чегемская правда" Инал Хашиг.

Дэмис Поландов: Инал, в Абхазии сегодня обсуждается возможное слияние комитета по репатриации с Министерством иностранных дел Абхазии. Вы могли бы сказать, откуда вообще этот проект, каковы перспективы подобного слияния и действительно ли комитет по репатриации будет понижен до уровня департамента МИДа?

Инал Хашиг: По той информации, которой я располагаю, сама идея реорганизации Госкомитета по репатриации в одно из подразделений МИДа родилась как раз в недрах самого МИДа, который, так или иначе, оказался втянутым в этот вопрос в связи с возвращением на родину сирийских абхазов. Так как сам комитет по репатриации оказался не столь оперативным, и очень важную роль в этом вопросе как раз сыграли чиновники МИДа, которые в основном и занимались этим вопросом, – возвращением в Абхазию сирийских абхазов. Я думаю, что в основе этой попытки реорганизации лежит именно эта ситуация.


Существует много разных мнений: кто-то считает это понижением статуса Госкомитета и многие считают, что его нужно поднять до уровня министерства с наделением руководителя этого министерства статуса вице-премьера, но некоторые ратуют все-таки за то, чтобы сохранить Госкомитет в прежнем виде. Я считаю, главное, чтобы процесс репатриации шел. Сейчас можно говорить о всяких вариантах, но может получиться, как в басне Крылова: как ни садитесь, все в музыканты не годитесь. Может быть, это сейчас даже и удобно, чтобы это было подразделением МИДа, потому что там все-таки есть чиновники, которые уже непосредственно занимаются этой проблемой.

Дэмис Поландов: У меня сразу возник вопрос: с одной стороны, понятно, что в качестве департамента Министерства иностранных дел удобно репатриировать, привозить людей, но ведь комитет по репатриации должен был заниматься и занимался в том числе и адаптацией репатриантов, а если МИД наделить и такой функцией, то он будет заниматься и домами, и школами, и социальным устройством, и всеми проблемами, которыми, по идее, должен заниматься комитет. Вам не кажется, что функции МИДа просто расширяются до каких-то совершенно немыслимых размеров?

Инал Хашиг: С другой стороны, если учитывать то, что Абхазия полупризнанное государство, – ее признали Россия и еще 5-6 государств, – то такой огромной работы на дипломатическом поприще, по большому счету, сейчас нет. Поэтому, наверное, все-таки целесообразнее будет, учитывая мидовские ресурсы, если туда еще вольются ресурсы Госкомитета по репатриации. Я думаю, что уже цель работы Министерства иностранных дел будет несколько расширена и поднята на другой уровень. Учитывая то, что основная масса этнических абхазов проживает вне пределов Абхазии, и если МИД будет заниматься этим вопросом, тут ничего противоестественного нет.

Дэмис Поландов: Как вы считаете, как относится к этой идее Александр Анкваб?

Инал Хашиг: Я не думаю, что он сейчас окончательно определился в своем выборе. Я думаю, что он сейчас, обжегшись на молоке (перед этим было уже несколько политических кризисов, когда президент Александр Анкваб говорил, что как он решил, так и будет), сейчас он, наверное, хочет прозондировать ситуацию – все-таки тема репатриации очень щепетильная тема, – услышать мнения, и, наверное, только после этого он будет принимать решения.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG