Accessibility links

"В Совете безопасности не должно быть случайных людей"


По мнению Нателы Сахокия, Совет безопасности – это абсолютно президентский орган, который призван защищать не только букву, но и дух политики президента, поэтому членами Совета безопасности должны состоять профессионалы высокого ранга

По мнению Нателы Сахокия, Совет безопасности – это абсолютно президентский орган, который призван защищать не только букву, но и дух политики президента, поэтому членами Совета безопасности должны состоять профессионалы высокого ранга

ПРАГА---Продолжаем обсуждать тему с главой Центра стратегических исследований Нателой Сахокия, которая находится на прямой телефонной связи из Тбилиси.

Кети Бочоришвили: Премьер-министр заявил, что ему не интересен ни один вопрос, стоявший сегодня на повестке дня заседания Совета безопасности. Как, по-вашему, он выбрал правильную стратегию, проигнорировав заседание? Вы согласны с тем, что Совет безопасности не выполняет тех функций, которые должен выполнять?

Натела Сахокия: Конечно, я абсолютно согласна. Я очень хорошо знаю, что такое Совет безопасности, потому что в течение нескольких лет (2002-2005 годы) наш центр работал над реформами Совета безопасности, в чем нам помогал американский Rand Corporation по заказу американского Госдепартамента. Мы долго работали, подготавливали сотрудников Совета безопасности.


Это абсолютно президентский орган, который призван защищать не только букву, но и дух политики президента, поэтому членами Совета безопасности должны состоять профессионалы высокого ранга, которые могут работать над важнейшими вопросами безопасности страны: это могут быть и военные вопросы, и вопросы полиции, личной безопасности, – все что угодно. Сейчас весьма расширилась сфера безопасности страны, туда может входить и экологическая безопасность, и социальная, и т.д. Поэтому это должен быть высококвалифицированный орган, который, по закону, обслуживает президента. Наш Совет безопасности собирался за последнюю неделю два раза, а до этого в течение восьми месяцев не было ни одного заседания. Что они делали? И сейчас, когда возник вопрос об огромных тратах совета и заинтересовались, куда ушли эти деньги, вдруг Совет безопасности активизировался.

То, что Бидзину Иванишвили не интересуют государственные вопросы, – это не так. Я сегодня была на очень интересной конференции, посвященной раннему развитию детей, их здоровью, высокой смертности новорожденных, и Бидзина Иванишвили присутствовал не в качестве свадебного генерала, приходящего на пять минут. Он долго сидел и слушал очень интересный доклад и только после этого покинул конференцию. Поэтому говорить о том, что его не интересуют государственные дела, по-моему, неправильно.

Кети Бочоришвили: Выходит так, что он просто неудачно сформулировал свои аргументы…

Натела Сахокия: Я даже не знаю, он неудачно сформулировал или просто сказал то, что реально думает. Он, вообще, искренний человек. Его иногда упрекают в том, что он говорит политически не очень правильно, но он искренний. А что за Совет безопасности? По-моему, у нашего Совета безопасности нет функций. Вчера, например, один из парламентариев говорил: "Мы не знает, что за люди там сидят". В Совете безопасности не должно быть случайных людей, потому что на заседаниях могут быть засекреченные обсуждения и т.д. Я, как специалист, знающий, что такое Совет безопасности, считаю, что у нас нет нормального Совета безопасности.

Кети Бочоришвили: То есть он требует и реорганизации, и реструктуризации, и замены кадров?

Натела Сахокия: Да, и реорганизации, и реструктуризации, но, самое главное, он требует концептуального мышления.

Кети Бочоришвили: Вы исключаете мысль, что премьер-министр все-таки старается избегать участия в этом заседании, где нужно изложить четкую позицию, например, в отношении действий России на оккупированных территориях?

Натела Сахокия: Эта позиция была изложена несколько раз и довольно четко. Даже было сказано такое слово, которое тоже в политике не часто употребляется – "разочарование". Они передвинули границу, и это безобразие, и я с этим абсолютно согласна, но побежали туда "националы" и начали возмущаться: "Как это передвинули?!" А мы потеряли сотни километров из-за их глупого поведения в 2008-м году, когда они поддались на провокацию, а сейчас говорят о 300 метрах. Но никто в Грузии, включая Иванишвили, не знает, что делать, - войну начать из-за этих 300 метров? Да, это возмутительный поступок, но есть вещи, которые нужно очень хорошо обдумать. Что он может сказать? Это же просто пиаровский ход "националов", что он боится говорить об этом. Но что можно об этом сказать?

Меня очень беспокоит то, что "националы" заказывают музыку: они что-то скажут, и СМИ тут же подхватывают. Есть много других вопросов, о которых нужно говорить, не только, что сказали "националы", а, например, как идут дела в наших школах, в сельском хозяйстве, где, кстати, есть очень хорошие успехи. Я говорила с несколькими крестьянами, которые очень довольны, что им дали ваучеры, обработали земли. Понимаете, у нас много других проблем. Сегодня, например, министр здравоохранения говорил о первичных проблемах в этой сфере. Но музыку заказывают "националы", что-то скажут, и все СМИ только это и муссируют. Мне кажется, что это неправильно. Кстати, я не вас упрекаю, а больше грузинские СМИ.

Кети Бочоришвили: Вы говорите, что эта реорганизация сейчас требует пересмотра всей концепции, а идет работа? Это все-таки нельзя откладывать в долгий ящик.

Натела Сахокия: Честно говоря, я не знаю, идет ли работа. Как эта работать будет сейчас, в переходный период? Мы живем между прошлым октябрем и предстоящим. Я очень часто слышу: вот, после октября посмотрим. Сейчас у нас частичное двоевластие, при котором одна власть конкурирует с другой.

Кети Бочоришвили: Этот период немного затянулся…

Натела Сахокия: Затянулся потому, что по Конституции Саакашвили продлил себе президентские полномочия почти на год.
XS
SM
MD
LG