Accessibility links

Нет агрессии – уже хорошо


Условия сотрудничества, которые может предложить Кремль, ничем не отличаются от действовавших в 90-х, уверена часть грузинского экспертного сообщества

Условия сотрудничества, которые может предложить Кремль, ничем не отличаются от действовавших в 90-х, уверена часть грузинского экспертного сообщества

Особых прорывов в грузино-российских отношениях ждать не стоит. Тем не менее позитивная тональность для их нормализации необходима. Так оценивают представители власти и некоторые эксперты вчерашнее заявление президента России. Другая часть аналитиков, а также оппозиция считают, что высказывания Владимира Путина – очередной сигнал о намерении установить контроль над Грузией.

Самый большой интерес в Тбилиси вызвали высказывания президента России Владимира Путина по поводу сотрудничества в сфере безопасности в связи с Олимпиадой в Сочи. На вопрос журналиста Russia Today, готов ли он принять помощь от Грузии, Владимир Путин ответил:

"Да, конечно. Мы вообще готовы к сотрудничеству с Грузией. Мы хотим восстановления отношений с Грузией. Мы относимся к Грузии очень тепло. Мы с грузинами очень близкие народы".


При этом Путин подчеркнул, что Россия не намерена отзывать признание независимости Абхазии и Южной Осетии.

А Грузия, в свою очередь, не смирится с оккупаций своих территорий, ответила сегодня Путину глава МИДа Грузии Майя Панджикидзе. Хотя при этом отметила, что грузинская сторона также видит потенциал для сотрудничества:

"Мы сделали несколько позитивных шагов в сторону России. У этого есть конкретные результаты. В связи с Олимпиадой в Сочи я подтверждаю, что мы примем в ней участие. Помимо этого, мы тоже видим потенциал сотрудничества в плане безопасности Олимпиады в Сочи".

Условия сотрудничества, которые может предложить Кремль, ничем не отличаются от действовавших в 90-х, уверен декан школы права и политики Грузинского института общественных дел Бакур Квашилава:

"Видимо, это подразумевает восстановление влияния России на силовые структуры Грузии, и взамен на это, с учетом статус-кво (сохранением признания независимости, уступкой территорий), урегулирование отношений. Это абсолютно неприемлемо для любого правительства Грузии. Это заявление проясняет нынешние интересы правительства России на Кавказе, и они (эти интересы) противоречат нашим".

При этом заявление Путина Квашилава оценил как первый серьезный ответ России на изменение тона на позитивный в высказываниях грузинских руководителей о России после смены власти.

События 90-х вспомнил сегодня и депутат от меньшинства Акакий Минашвили:

"Мы помним нашу историю 90-х, когда Россия назначала министров обороны, безопасности, внутренних дел. А это и есть не что иное, как возможность контролировать государство".

Именно поэтому представитель "Ассоциации реформ Грузии" Серги Капанадзе считает, что заявление Путина нельзя расценивать как искренний и бескорыстный призыв к улучшению отношений.

В правительстве Грузии встретили слова Путина с явной сдержанностью. Вице-премьер и кандидат на пост президента Георгий Маргвелашвили не видит оснований ожидать каких-либо конкретных шагов со стороны России. Главное, по его мнению, неагрессивный тон Путина.

В то же время госминистр по вопросам реинтеграции Паата Закареишвили не придает значения тому, в какой тональности и в каком контексте звучат слова российских политиков:

"Мы не собираемся действовать в согласии с оценками глав других государств, их политиков и политологов. Мы должны найти общий язык с абхазами и осетинами, решить конфликт с ними".

Тем не менее Закареишвили выступает за урегулирование отношений с Россией, но лишь с учетом интересов Грузии.

Таким образом, реакция официального Тбилиси была далеко не восторженной. Подытожил общие настроения председатель парламентского комитета по внешним связям Тедо Джапаридзе, заявивший: "Грузия и раньше слышала немало хороших заявлений, остается ждать, воплотятся ли они в реальные поступки".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG