Accessibility links

Митинг одного участника


Митинг в Цхинвале не состоялся – анонимные листовки с радикальными призывами, распространяемые уже в третий раз, в обществе расценили как провокацию

Митинг в Цхинвале не состоялся – анонимные листовки с радикальными призывами, распространяемые уже в третий раз, в обществе расценили как провокацию

Сегодня на центральную площадь Цхинвала пригласили горожан для участия в антиправительственном митинге. Безымянные авторы распространенных анонимных листовок призвали всех потенциальных участников поддержать требования об отставке действующего руководства республики. Однако митинг так и не состоялся – листовки с радикальными призывами, распространяемые в Цхинвале уже в третий раз, в обществе склонны расценивать как провокацию.

Ровно в 11 утра – время, на которое был запланирован митинг, – я подошла к центральной площади. На скамейках по периметру не было ни одного пустого местечка. Это вполне объяснимо: площадь – традиционное место для встреч, здесь горожане, главным образом пенсионного возраста, обсуждают последние новости, делятся сокровенным, укрывшись от палящего солнца в тени вековых сосен. Но никаких признаков того, что здесь состоится многолюдная акция протеста, мне обнаружить так и не удалось. Картинка была вполне обычной: на лавочках идет неспешный разговор о политических событиях, кто-то просто пришел повидаться с другом или приятельницей, кто-то увлеченно читает книгу или газету. На митинг явился всего один человек, который убеждал меня, что и остальные пришли сюда требовать отставки президента и правительства, но ввиду немногочисленности явившихся, решили изобразить отдыхающих. Представиться он не пожелал, но на вопросы ответил:


"Спрашиваете, в чем дело? То, что обещали людям, те слова, которые им говорили, ничего не выполнили. Президент работает только для себя и обогащения своих людей и знакомых. Дает рабочие места тоже только своим людям. Вот и из Ленингора хотели люди приехать. Там какого-то Джигкаева поставили, он грузин назначает на должности директоров школ, а осетин освобождает. Листовки я вчера видел, их вчера здесь выбросили".

Ирина Келехсаева: А кроме вас сегодня кто-нибудь еще пришел на митинг?

Мужчина: Все, кто здесь находится, только никто об этом не говорит. Боятся. Вот сейчас приходил дежурный милиционер, там один человек сидел, его попросили освободить место, говорят, тебе лучше будет. И пугают людей, никто не хочет говорить".

Стражи порядка действительно находились на площади, но, похоже, беспокоиться им было не о чем. Пенсионеры, которых я все же решилась проверить на предмет их оппозиционности, искренне недоумевали, отвечая на вопросы о митинге. На потенциальных участников акции протеста они явно не были похожи. Но мое присутствие придало им бодрости, пожилые люди, перебивая друг друга, стали рассказывать о своих проблемах и собственном понимании задач, стоящих перед югоосетинским государством. Выяснилось, что если бы митинг проходил под лозунгом объединения двух Осетий, то они непременно приняли бы в нем участие. Именно поэтому их кумиром является глава МЧС Анатолий Бибилов, партия которого выступает за вхождение республики в состав России.

В какой-то момент между стариками, один из которых являлся сторонником Леонида Тибилова, другой – Анатолия Бибилова, вспыхнула перепалка. Сообразив, что ревнители власти могут обвинить в организации какого-то отдельного митинга для пенсионеров, я сочла за лучшее ретироваться с площади. От официальных комментариев в правоохранительных органах республики отказались, но согласились пообщаться на условиях анонимности. Комментируя события последних дней, один из силовиков сказал буквально следующее:

"Событие, которое сегодня предрекали, иначе как провокацией не назовешь. Во-первых, те требования, которые были изложены в листовках, – отставка правительства, президента, роспуск парламента, – не имеют реальной подоплеки. Если говорить объективно, нынешняя ситуация в республике более благополучна, чем, к примеру, два года назад. Идет работа по восстановлению, нормально функционируют органы власти, происходит кадровое обновление. Просто некоторые хотят все сразу и в один день, но так не бывает. Во-вторых, если какая-то оппозиция действительно планирует проведение серьезного мероприятия, то ведется подготовительная работа, подается заявка в мэрию, об этом делают заявления в прессе. А здесь были просто разбросаны листовки. Это однозначно является почерком людей, которые хотят дестабилизировать обстановку".

Разошлись некоторые мои респонденты и во мнении относительно того, насколько массовыми являются протестные настроения в республике. Например, правозащитница Фатима Маргиева полагает, что число недовольных весьма значительно. А преподаватель местного университета и активный участник народного противостояния в декабре 2011 года Алла Джиоева оппонирует ей:

"Было бы наивно предполагать, что эти в прямом смысле слова несколько листочков спровоцируют людей на выступления против нынешней власти. Поскольку эта власть относительно недавно приступила к выполнению своих обязанностей, понятно, что во власти остались и лица из прежнего аппарата. Тем не менее, это не должно давать даже повода думать авторам этих листовок, что очень просто заставить людей выйти на улицы. Нет сейчас такого недовольства, какое было до ноябрьских событий 2011 года".

Действительно, нельзя сказать, что сегодня общество сковано страхом, как это было при прежнем руководстве республики. Конечно, люди испытывают определенные опасения, но если недовольство и впрямь было бы достаточно масштабным, то сегодня на центральной площади митинговал не один человек, а несколько больше.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG