Accessibility links

Циза Гумба: "Назначение Хрипса Джопуа осталось без комментариев"


Циза Гумба уповает на молодое поколение, аргументируя это тем, что сегодняшняя молодежь намного образованнее, у них более глубокое и широкое видение в мировом сообществе. Как только общество начнет доверять молодым, они станут работать с большей отдачей

Циза Гумба уповает на молодое поколение, аргументируя это тем, что сегодняшняя молодежь намного образованнее, у них более глубокое и широкое видение в мировом сообществе. Как только общество начнет доверять молодым, они станут работать с большей отдачей

В рубрике "Гость недели" у нас сегодня руководитель Центра им. Даура Зантария, директор фонда "Национальные ресурсы" Циза Гумба. Она недавно была у нас в эфире и, в частности, высоко оценила политику властей Республики Абхазия в области репатриации. Однако назначение Хрипса Джопуа на должность главы комитета по репатриации заставило Цизу Гумба публично выступить с критикой этого кадрового решения.

Анаид Гогорян: Циза Киазимовна, депутат Сухумского городского собрания Хрипс Джопуа назначен председателем Государственного комитета по репатриации. Нелавно в интервью радио "Эхо Кавказа" мы с вами обсуждали тему репатриации. Тогда в обществе обсуждался вопрос слияния комитета с МИДом, и тогда в интервью вы сказали, что относитесь к этой идее положительно. Как вы прокомментируете новое назначение, и сможет ли новый руководитель как-то изменить работу комитета?


Циза Гумба: Репатриация в том виде, в каком она сегодня есть, уже себя изжила, но никак не хотят в это поверить те, кому это нужно. Я даже не знаю, кому нужно. Может быть, они перепутали этот комитет с другим комитетом, который создавался еще в советское время? Может быть, с Комитетом госбезопасности? Я не понимаю. У нас же с чтением очень плохо, а вот нажать на кнопку нетрудно. Что такое комитет и что такое министерство, департамент – у всех какая-то леность, или это еще с чем-то связано. И вот когда люди говорят о том, что это наше послевоенное завоевание – комитет по репатриации и Министерство обороны, – это великое завоевание абхазов.

Анаид Гогорян: Это Рауль Джумкович Хаджимба в интервью "Нужной газете" говорил.

Циза Гумба: Ну, может быть. Тогда тем более очень печально, что такое великое завоевание находится в таком состоянии. Об этом надо говорить, а не о том, как это называется. Я этим занималась и занимаюсь, я изучала, что происходило за эти 20 лет, сколько недоработок, что положительного, позитивного есть в этом, – я этим занимаюсь пошагово, в отличие от тех, которым очень важно, как это называется. Им обязательно нужно, чтобы комитет остался, а какие у них возможности, полномочия, – это никого не волнует. На сегодня все осталось в таком виде, в каком оно было 20 лет, и останется, пока им будет руководить Хрипс Джопуа. Если мы хотим продвигаться вперед, если мы даем возможность молодым людям получать образование, мы должны им, в конце концов, доверять, и во все структуры и, в первую очередь, в этот комитет, должны прийти совершенно другого уровня люди – намного образованнее, что-то видевшие, многое знающие.

Кстати, тему репатриации десятки людей блестяще знают изнутри, в отличие от того, кого назначили, который неизвестно из какой области – просто хороший человек. Мы много лет культивируем принцип: если человек хороший, значит, его можно назначать куда угодно и кем угодно. Но что он умеет делать, насколько он готов? Все это меня страшно волнует. Конечно же, он, наверное, попытается что-то сделать, но пытаться что-то делать или структурировать саму систему – это совершенно разные вещи. Никто еще не разработал план, как пошагово должна работать репатриация для того, чтобы это стало таким значимым звеном, которое выполняло бы обязанности, которые на них возлагает народ. Ничего этого не сделано, все абсолютно хаотично.

Анаид Гогорян: Возвращаясь к должности председателя комитета: в обществе существует мнение, что комитет должен возглавить репатриант, вернувшийся в Абхазию, который лучше разбирается в ситуации изнутри. Как вы это прокомментируете?

Циза Гумба: Не важно, кто будет возглавлять. Из какого "изнутри" надо знать проблему? Из сирийского, турецкого или немецкого? Тот, кто болеет за проблему и может изменить ситуацию внутри Абхазии, тот и должен возглавить этот комитет. Я по сей день не могу понять, как вообще формируются кадры. И не только я, по-моему, очень многие люди никак не могут этого понять. Нас окончательно запутали, и нет никакого понимания ни с одной из сторон, даже со стороны оппозиции. Те люди, которые сидят в социальных сетях, они все мгновенно "проглотили кол", и это осталось без комментариев.

Анаид Гогорян: Что конкретно?

Циза Гумба: Назначение Хрипса Джопуа. Интересно, почему? Столько воплей было до того, и вдруг такая тишина. Значит, такая фигура устраивает? Флаг им в руки! Очень скоро мы все выясним. Они все наши граждане, как только они получили гражданство, кто где родился, жил, как воспитывался, – это не имеет никакого значения.

Анаид Гогорян: На ваш взгляд, для решения вопросов репатриации принципиально, чтобы комитет возглавляло молодое поколение? Я вас правильно поняла?

Циза Гумба: Да, я так считаю. За эти 20 лет столько людей там побывало. Я не могу сказать, что это плохие люди, включая Хрипса Джопуа, но там не структурирована система, и никто не сможет преодолеть все те трудности, которые все время присутствуют и восполняются. Когда нет структуры, не будет положительного результата работы. Почему я уповала на молодых? Мы все где-то учились, кто-то хорошо, кто-то не очень, – дело же не в этом. Сегодняшнее поколение намного образованнее моего поколения. У нас, может быть, есть опыт, но у них есть знания. У них есть более глубокое и широкое видение в мировом сообществе. Как только мы начнем доверять молодым, они это сразу почувствуют и будут еще больше над собой работать.

Там настолько провалена системная работа (она и не выстроена, а то, что есть, тоже провалено), что там нужно не один месяц работать без выходных для того, чтобы привести хотя бы часть этой работы в какой-то порядок, потому что сегодня никто не знает из тех, кто многие годы там проработал и кто сегодня пришел, сколько вообще в Абхазии репатриантов, где они проживают, проживают ли вообще физически в нашей стране или еще где-то, сколько домов, квартир, земель передано им, – никто ничего не знает. Это все приблизительно, – сколько живет в Гагрском районе, Гудаутском.

Я это говорю не потому, что я какая-то злыдня, а потому, что хочу, чтобы там работа была прозрачной, и не только финансово. У всех проблемы с финансами, всех волнует, куда и как расходуются деньги. Кстати, деньги никуда не деваются. По деньгами они всегда отчитываются. За определенную сумму можно отчитаться, но почему они именно туда направлены, почему это приобретено, а не что-то другое, – это другой вопрос. Опять-таки скажу: нет системы, а когда ее нет, очень удобно работать. Система отсутствует не только в репатриации, но репатриация – это такой участок работы, где можно все систематизировать и с малым количеством людей работать так, чтобы не только мы возрадовались, но и те, которые хотят избрать своим постоянным местом жительства Абхазию.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG