Accessibility links

Подлежат выселению


В настоящее время только по официальным данным на территории Ингушетии проживает более 10 тысяч вынужденных переселенцев из Чечни и Северной Осетии

В настоящее время только по официальным данным на территории Ингушетии проживает более 10 тысяч вынужденных переселенцев из Чечни и Северной Осетии

В Ингушетии продолжается работа по ликвидации всех пунктов временного размещения вынужденных переселенцев. В некоторых случаях переселенцы выражают несогласие с закрытием точек компактного поселения, так как на сегодняшний день городки беженцев являются единственным для них пристанищем.

Вынужденных переселенцев можно разделить на две основные категории – те, кто получил помощь от государства, и те, кто ее еще дожидается. Разумеется, разделение это будет условное. Среди первой категории есть люди, которые так и не смогли освоить компенсацию от государства или считают ее недостаточной, а во второй категории есть немало людей, которых миграционная служба периодически исключает из списка вынужденных переселенцев, и они восстанавливают свой статус через суд. Есть и такие, кто уже никогда в этом статусе восстановлен не будет, а, следовательно, не может рассчитывать на помощь властей.


Многие годы сотни тысяч людей, в одночасье лишившихся всего, жили в ожидании восстановления своих прав и получения компенсации за утраченное жилье и имущество. За это время они собрали пухлые папки справок и подтверждающих документов, ежегодно проходили перерегистрацию, исключались и вновь включались в многочисленные списки. Беженцы, проживавшие в местах компактного поселения, часто переезжали с места на место, а иной раз после закрытия очередной компактной точки оказывались без крыши над головой.

Затягивание решения вопроса с беженцами неминуемо привело к полной неразберихе в этом вопросе. Было бы несправедливо сказать, что государство не выделяло средства на их обустройство, но жесткий контроль за расходованием средств отсутствовал. Такая ситуация породила возможность нецелевого расходования средств и множество слухов о том, что помощь распределялась за взятки.

В 2006 году депутат Государственной Думы от Ингушетии Башир Кодзоев в своем заявлении на имя президента РФ В.Путина отметил, что среди прочих нарушений закона в республике имели место выплаты по несуществующим адресам из средств, выделенных на компенсацию за утраченное жилье в Чеченской Республике. Также он указывал на то, что не соблюдалась очередность при выплате этих компенсаций.

В 2011 году Управление Генпрокуратуры РФ по СКФО возбудило дело в отношении начальника Межрегионального управления Федеральной миграционной службы во Владикавказе, подозреваемого в халатности, в результате которой бюджету был нанесен ущерб в размере почти 5 миллионов рублей. В ходе проверки были выявлены факты незаконных решений об отказе вынужденным переселенцам в оказании государственной поддержки, а также указывалось на то, что отсутствовал контроль за расходование средств федерального бюджета, выделенных на осуществление мероприятий по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта.

В настоящее время только по официальным данным на территории Ингушетии проживает более 10 тысяч вынужденных переселенцев из Чечни и Северной Осетии. Часть из них до сих пор живет в местах компактного поселения. В последнее время в республику стали поступать жилищные сертификаты. Ингушские власти намерены вручать их в первую очередь семьям, проживающим в городках беженцев, как особо нуждающимся. Одновременно с этим процессом в Ингушетии предпринимаются меры для ликвидации поселений беженцев. Казалось бы, что эти процессы должны быть взаимосвязаны: сначала обустраиваются беженцы, а затем ликвидируется их компактные поселения. Но, судя по жалобам, которые поступают в ПЦ "Мемориал", решения судов по закрытию городков беженцев принимаются быстрее, чем решается проблема с обустройством их жителей. Жалуются не только на нарушения очередности при выдаче сертификатов, но прежде всего на то, что при закрытии МКП не решается вопрос с предоставлением временного жилья.

В особом положении оказываются переселенцы из Северной Осетии, которые не претендуют на сертификаты, а ждут господдержки на восстановление своего имущества по месту прежнего жительства. Предложение от властей самостоятельно искать съемное жилье, оплату которого будет производить правительство, они отвергают. Во-первых, поиск съемного жилья в Ингушетии дело непростое, во-вторых, сумма, предлагаемая в качестве оплаты, гораздо ниже рыночной стоимости арендного жилья. Бывают и другие причины отказа. Так, например, беженцам, проживающим в городке "Беркат" в Карабулаке, нет смысла заниматься поисками чужих квартир, когда они имеют свои домики, выделенные им в 1995 году по линии УВКБ ООН. Однако городские власти подали исковое заявление в суд на расформирование и этого городка, в котором живут в основном жители ликвидированных ныне сел Пригородного района Терк и Чернореченское, а также жители закрытых для возвращения населенных пунктов Октябрьское и Южный. Благо сейчас эти вопросы решаются через суд, и пока есть еще возможность апеллировать к закону "О вынужденных переселенцах", гарантирующему соблюдение их прав.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG