Accessibility links

Москва недовольна "вероломством" грузин


Российской стороне кажутся необоснованными претензии Тбилиси насчет возведения заградительных сооружений на административной границе между Грузией и Южной Осетией

Российской стороне кажутся необоснованными претензии Тбилиси насчет возведения заградительных сооружений на административной границе между Грузией и Южной Осетией

В Грузии обсуждают результаты встречи на переговорах в Женеве, где стороны встретились уже в 23-й раз. По завершении встречи замглавы МИД России Григорий Карасин сделал весьма жесткое заявление. Он назвал действия грузинской делегации "вероломными".

На следующих переговорах в Женеве стороны будут обсуждать, есть ли вообще необходимость в продолжении дискуссий, заявил замглавы МИДа РФ Григорий Карасин. Он отметил, что перспективы на будущее кажутся ему "туманными". Карасин был не слишком доволен итогами – высокопоставленному дипломату кажутся необоснованными претензии грузинской стороны насчет возведения заградительных сооружений на административной границе между Грузией и Южной Осетией и препятствования свободному передвижению граждан. Карасин считает, что власти непризнанной республики имеют на это право, так как обеспечивают "собственную безопасность". При этом замминистра считает абсолютно оправданным то обстоятельство, что эти заграждения устанавливают российские пограничники.


Российский дипломат назвал прошедший раунд переговоров "разочаровывающим". Он считает, что грузинская сторона поступила "вероломно", прекратив дискуссии в рамках встречи, когда к переговорам присоединились представители Абхазии и Южной Осетии. По его словам, сейчас возникла реальная опасность полного срыва переговоров в Женеве. Грузинская сторона, в свою очередь, возлагает ответственность за срыв переговоров именно на российскую делегацию, которая попыталась произвольно изменить формат дискуссий, включив в него представителей Абхазии и Южной Осетии. Это вызвало резкое противодействие грузинской стороны и сопредседателей дискуссий, поскольку де-факто власти Абхазии и Южной Осетии не являются участниками переговоров по вопросам безопасности. При этом замминистра иностранных дел Грузии Давид Залкалиани считает, что, несмотря на инцидент, безрезультатными эти переговоры назвать было нельзя:

"Мы смогли обсудить такие вопросы, как протягивание колючей проволоки вдоль линии оккупации, мы предоставили документы, доказывающие, что этот процесс идет. Мы призвали сопредседателей дать адекватную оценку тому, что происходит вдоль линии оккупации".

На том, что переговоры должны продолжаться, настаивают и сопредседатели дискуссий. Один из них, представитель ООН Антти Турунен, выступив после завершения 23-го раунда, подчеркнул важность переговоров:

"Очевидно, что имеются разногласия по некоторым вопросам, но очень важно, чтобы стороны по-прежнему стремились к продолжению переговоров в Женеве, которые являются единственной платформой для обсуждения последствий конфликта 2008 года в Грузии".

Переговоры в Женеве стартовали вскоре после окончания российско-грузинской войны 2008 года при посредничестве ООН, ЕС и ОБСЕ. Стороны конфликта за это время смогли наладить работу механизма по предотвращению инцидентов и реагированию на них в зонах конфликта с регулярными встречами в Эргнети и Гали. Впрочем, встречи в Гали не проводятся с 2012 года. Грузинские эксперты соглашаются, что переговоры в Женеве имеют, скорее, символическое значение, назвать их реальной площадкой для решения наболевших вопросов довольно сложно. Что потеряет грузинская сторона, если эти встречи на самом деле прекратятся? Грузинский аналитик Гоги Хуцишвили говорит, что ничего особенно страшного не произойдет:

"Грузия выживет, она не потеряется, не развалится, если не будет Женевских переговоров. Но не будет никакой коммуникации, никаких рабочих контактов, это осложнит ситуацию не только для Грузии, но и для России, и для Абхазии, и Южной Осетии".

Эксперт отмечает, что отказ от дискуссий вкупе с продолжающимся возведением заграждений на административной границе может привести к полной изоляции непризнанных регионов. Хуцишвили, впрочем, полагает, что дискуссии, скорее всего, будут продолжены, угрозу их сворачивания он склонен рассматривать как попытку давления на Грузию с целью смягчить ее позиции по конфликтным регионам. Москва уловила, что Грузия готова к некоторым уступкам, и теперь пытается выжать все, что можно из ситуации. Эксперт считает, что происходящее таит в себе серьезную опасность как для Грузии, так и для России, поскольку наметившееся потепление такими шагами очень легко завести в тупик.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG