Accessibility links

Многоканальная медицина и всесильный бронхит


Глава абхазского Минздрава сетует, что "из Республиканской детской больницы пациентов с бронхитом увозят на лечение в Сочи – мы даже бронхит вылечить не в состоянии!"

Глава абхазского Минздрава сетует, что "из Республиканской детской больницы пациентов с бронхитом увозят на лечение в Сочи – мы даже бронхит вылечить не в состоянии!"

В Общественной палате Абхазии прошла встреча с министром здравоохранения Зурабом Маршания, обсуждались современное состояние и перспективы развития медицинской отрасли. Минздрав работает над проектом закона о здравоохранении, членам Общественной палаты предоставили возможность с ним ознакомиться, ждали конкретных предложений по его улучшению. Однако предложений не услышали. Члены ОП признали, что проект написан сложным специфическим языком, текст его малопонятен и не дает представления о том, какую медицину "на выходе" он даст гражданам Абхазии.

"Наша медицина всегда была мало оснащена и серьезно уступала даже региональным российским медицинским центрам, – сказал Сурен Керселян, – но она брала человеческим отношением к больному. Сегодня утрачено и это. К людям в лечебных учреждениях относятся не как к пациентам, а как к клиентам. Утрачен и такой бренд Абхазии, как активные долгожители. Проект будущего закона оставляет ощущение, что его авторы заняты частностями, но не определились концептуально".


Отвечая на упрек, министр Зураб Маршания напомнил, что советские времена прошли, и медицина уже никогда не будет "узкоколейной и однокомпонентной".

В проекте закона предлагаются разные формы медицинского обслуживания: государственные и частные, а также разные формы медицинского страхования – добровольное и обязательное. Государство берет на себя помощь определенным категориям граждан и экстренную помощь, связанную с угрозой жизни человека. Она, по мнению разработчиков, должна быть бесплатной. Государство гарантирует гражданам некий минимум. Создаются условия и для развития частной медицины. Практика показывает, что работу частных медицинских центров пациенты оценивают выше, чем государственных, хотя там такое же оборудование и такие же врачи. Это связано с тем, что обслуживание лучше организовано и отношение к людям тоже другое.

На этом разговор о перспективах и проекте закона завершился, и участники беседы переключились на современное состояние медобслуживания.

Членов Палаты интересовала работа аптек, контроль, ценообразование, доступность препаратов для инвалидов и пенсионеров и количество контрафакта на рынке лекарственных препаратов.

Сегодня в Абхазии около 100 аптек, все они частные, за исключением одной, которая работает в Сухуме под эгидой госкомпании "Абхазфармация". В этой аптеке обслуживаются льготники. В районах таких пунктов обслуживания нет. В обороте аптек около 2000 наименований лекарств. Это немало и свидетельствует, по мнению министра, о том, что врачи достаточно хорошо информированы и используют самые современные препараты. Сегодня владельцы аптек – частные предприниматели, они завозят в Абхазию препараты, используя свои каналы. Диктовать им цены нет возможности, если начать их регулировать, то препараты могут совсем исчезнуть. Профессиональные провизоры, представители крупных фармацевтических компаний, которых приглашали в Абхазию в качестве экспертов по ценообразованию, так и не смогли понять, как в Абхазии формируются цены на препараты.

Министр напомнил о том, что за 20 послевоенных лет впервые в 2007 году в Абхазию лекарства привезли легально. Этот вид деятельности даже не лицензируется, ввоз лекарственных препаратов не вписан во внешнеэкономическую деятельность. Процесс транспортировки препаратов из России в Абхазию невозможно проконтролировать вообще, контроль осуществляется только в Абхазии. Что касается контрафакта в аптеках, то он точно соответствует количеству подделок на рынке Краснодара, так как именно оттуда завозится подавляющее большинство препаратов.

На вопрос о том, почему в Республиканской детской больнице неделю назад погиб полугодовалый малыш, министр ответил, что создана комиссия, которая разбирается в ситуации, назвать причину можно будет только после завершения ее работы. Главный вопрос: все ли было сделано по тому состоянию, которое было у ребенка? Он находился под наблюдением врачей более пяти часов, тот факт, что ему не была оказана адекватная помощь и ребенок погиб, свидетельствует о том, что в организации работы медиков есть серьезные проблемы.

К сожалению, мать погибшего малыша категорически отказалась от эксгумации и вскрытия, а без этой процедуры сделать верное заключение о причине гибели ребенка практически невозможно. Встал вопрос о том, что граждане Абхазии всеми путями избегают процедуры вскрытия погибших или умерших родственников, а она является единственной возможностью выявить врачебную ошибку и наказать виновных в ней. Помимо этого, сами врачи признают, что только вскрытие умерших пациентов позволяет врачу избегать ошибок в будущем и приобретать необходимый профессиональный опыт. Министр не видит никакой возможности повлиять на эту ситуацию.

Недавно Россия выделила Абхазии дополнительно 145 миллионов рублей на приобретение медикаментов и расходных материалов для медицинских учреждений республики. Как Минздрав планирует эти средства распределять? Почему пациенты покупают сами все: от бинтов, марли и капельниц до лекарств? Чем могут и должны обеспечивать их медики?

Министр ответил, что выделенные средства пойдут на оказание помощи по протезированию инвалидам, обеспечение препаратами диабетиков, больных ВИЧ-инфекцией и туберкулезом, приобретение вакцин, на лабораторные реактивы и расходные материалы для реанимации. В 2013 году было изготовлено 12 протезов тазобедренных суставов, их стоимость от 130 тысяч рублей и выше. Около 60 миллионов рублей было выделено на лечение 100 больных с гепатитом С. После распределения средств на первоочередные нужды остается совсем немного, если остаток средств разделить на среднее число пациентов больниц, то получится по 10-15 рублей на человека в сутки.

Самой большой проблемой абхазской медицины министр назвал острый дефицит квалифицированных врачей. "Из Республиканской детской больницы пациентов с бронхитом увозят на лечение в Сочи, мы даже бронхит вылечить не в состоянии!" – сказал он.

Сегодня в Абхазии около трех тысяч беременных женщин и 38 тысяч детей в возрасте до 17 лет. Необходима база данных по республике, компьютеризация медицинских учреждений. Минздрав только приступает к реализации этой задачи.

Полтора года назад началась программа повышения квалификации сельских медсестер. Закупили компьютеры для медпунктов. "Когда мы говорили им, что в комплекте есть "мышка", – они смеялись, а сегодня жалуются на плохой интернет!" – сказал Зураб Маршания. Вот так, глядишь – и в Абхазии медицина когда-нибудь выйдет на какой-нибудь уровень!


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG